Спецпроекты now:

Группа «Агонь» от «А» до «Я»Группа «Агонь» от «А» до «Я»Группа «Агонь» от «А» до «Я»Группа «Агонь» от «А» до «Я»Группа «Агонь» от «А» до «Я»Группа «Агонь» от «А» до «Я»
Группа «Агонь» от «А» до «Я»
Селебрити

Группа «Агонь» от «А» до «Я»

Эпатаж. Первое, что приходит на ум, когда слышишь о группе "Агонь". В этом интервью Антон Савлепов и Костя Боровский рассказали о карьере, переменах и самых обезбашенных поступках юности. 

 

Агонь

 

АНТОН: Ну, типа, мы — это символ пекла в шоу-бизнесе (улыбается).

 

КОСТЯ: Все просто — так одним словом можно описать наши выступления на сцене, если не использовать нецензурную лексику.

 

 

Биография

 

 

АНТОН: Однажды, когда я был еще совсем маленьким мальчиком, мне приснился удивительный сон. Майкл Джексон пришел ко мне и подарил свою сверкающую перчатку. Он нежно обнял меня за мои тонкие плечи и тихим, тонким голосом произнес на ухо: “Теперь ты — тот, кто будет их разочарованием”. Тогда я ничего не понял и подумал, что это я просто пересмотрел клипы своего кумира на ночь. Но после последних скандальных событий, связанных с именем поп короля, я немного напрягся (улыбается).

 

КОСТЯ: После окончания института, я стал искать работу. Купил однажды газету с вакансиями, ничего не нашел и закрыл ее. На задней обложке были еще объявления. Одно из них гласило: требуются танцоры в мюзикл. Я пришел на кастинг и скоро стал хореографом легендарного балета Quest. Как-то раз я принес на репетицию записи Shocking Blue, просто чтобы послушать. В итоге, кавер на трек голландцев Long And Lonesome Road стал нашим первым хитом «Я устал», потому что идея создания вокально-танцевального коллектива уже тогда витала в воздухе, которым мы дышали.

 

 

 

Вызов

 

 

АНТОН: Настоящим вызовом для нас стали съемки нового клипа на трек “Бомба”. Это по-настоящему стихийный проект. У нас был интересный танцевальный трек, который очень понравился Ире Горбачевой, и она проявила желание спеть с нами. Когда мы услышали запись, мы поняли, что такой шанс упускать нельзя. И буквально за 3 дня организовали весь съемочный процесс! Я почти не спал и не ел. Всего 3 дня ушло на проработку сценария, поиск локации и подбор костюмов. Это был настоящий челлендж. Порой именно в состоянии внешнего сопротивления и рождаются самые зрелищные произведения!

 

КОСТЯ: Это происходит ежедневно. Иногда не все выходит, но мотивирует — всегда.

 

 

Горизонт

 

 

АНТОН: У нас чисто артистические планы – делиться музыкой с миллионами. В конце осени готовим релиз песни, которая разорвет ранимые сердечки.

 

КОСТЯ: У нас запланирован выход сразу нескольких синглов. Первый — продолжение сотрудничества с Ириной Горбачевой. Только на этот раз она не просто выступит в роли актрисы в нашем совместном видео, но и дебютирует как вокалистка. Приятно, что наш новый трек «БОМБА» станет платформой для этого необычного сотрудничества. Будет танцевально, смешно, пост-иронично, абсурдно и вообще очень-очень здорово. И мы, и Ирина обожаем этот проект. А после вас ждет новый хит-сингл группы АГОНЬ, который мы достаточно долго готовили и очень ждем релиза, но расскажем о нем немного позже.

 

 

Дизайн

 

 

АНТОН: Мы сами себе дизайнеры, к сожалению. Покупаю шмотки в интернете или же у местных художников. Я люблю выделяться из толпы. Даже из толпы павлинов шоу-бизнеса (смеется).

 

КОСТЯ: Наше шоу очень динамичное, танцевальное и вообще немного на грани безумия. Конечно, мы всегда выглядим стильно, но почти никогда не делаем специальных костюмов для сцены, они просто не выдержат. Другое дело клипы или появления в медиа. С удовольствием сотрудничаем с дизайнерами, которые нам близки, но всегда участвуем в создании образов, зачастую идея исходит от нас.

 

 

Европа

 

 

АНТОН: Нет. Я планирую покорить сердце “возлюбленной”. И сегодня это не Европа.

 

 

 

Желание

 

 

АНТОН: Перемены — это то, чего люди боятся больше, чем смерти. Я живу с этим желание перманентно. Хочу все и всех бросить! Показать всему миру, что я сам могу поставить его на колени. Но чувство страха и “ответственности” заставляет меня копошиться в своих запутанных делах.

 

КОСТЯ: У меня такое желание возникает каждые десять-двенадцать лет. Если не изменить жизнь в корне, то хотя бы добавить что-то абсолютно новое. Так я поменял диету на вегетарианскую, освоил искусство татуировки, решил, что стоит завести ребенка. Подобные больше события при правильном подходе дают очень большой эмоциональный и ментальный всплеск, появляется большое количество новых нейронных связей. Мозг, как мышца, нуждается в тренировке, иначе он становится инертным и теряет способность быстро и правильно реагировать на происходящее в жизни.

 

 

 

Зрелищность

 

 

АНТОН: Мой базис, норма, быт — это то, что вы считаете зрелищностью. В этом и есть конфликт между настоящим артистом и окружающим миром! То, что для нас естественно — слишком дерзко и броско для вас. Поэтому я больше устаю не от зрелищности, а от грубой примитивной реакции на эту зрелищность.

 

КОСТЯ: Утомляет ли Солнце постоянно давать свет и тепло? Или не бесит ли океан постоянно делать волны и вообще быть таким впечатляющим и красиво шуметь? Мы просто делаем то, как чувствуем, не можем по-другому, такая наша природа. Хотите называйте это эпатажем, но мне это слово не подходит.

 

 

Идентичность

 

 

АНТОН: Мы олдфаги, которые знают, как вырвать вас из привычной действительности. Мы не заигрываем со зрителем. Мы насилуем его! А он, зритель, со слезами на глазах благодарит нас за эту агрессивную терапию и приглашает к себе в дом. Но мы разворачиваемся и уходим. Уходим, чтобы вы скучали, ждали и просили нас вернуться. Это очень сложные отношения. Так вышло, что сейчас мы находимся в кульминационной точке своего сценического проявления. И это стоит увидеть.

 

КОСТЯ: У нас не так много бойз-бэндов. Мне даже сложно вспомнить, на ум приходят только корейские группы. Нам нравится доводить себя и людей на концертах до кульминации, эмоционального подъема. Гореть вместе. Или так, или никак. Приходите к нам на концерт, там сразу все станет понятно. Сложно объяснить словами визуально-эмоциональное, АГОНЬ — это шоу, мощное, заряженное, чувственное.

 

 

Коллектив

 

 

АНТОН: Да. Мы часто спорим. И побеждает компромисс. Это очень плохо, как по мне. Зрелый шоу-бизнес не терпит компромиссов. Я за диктатуру в работе и создании продукта.

 

КОСТЯ: Как и во всех, коллективах, ни больше, ни меньше. Мы стараемся не напрягать друг друга общением вне работы.

 

 

Лихорадка

 

 

АНТОН: Никогда не было. Но я любил имитировать звездную болезнь. Мне казалось, что это выглядит сексуально и провокационно.

 

КОСТЯ: Никогда. Я всегда держал некоторую разумную дистанцию с поклонниками и особенно с поклонницами. Но это не имеет ничего общего со звездной болезнью.

 

 

Молодость

 

 

АНТОН: Однажды, чтобы произвести на девушку впечатление, я вылез голым на крышу девятиэтажного дома и вовсю пел песню Игги Попа “I wanna be your dog”. Девушка не оценила мои старания.

 

КОСТЯ: Безумного хватало. Расскажу случай, который меня мотивировал. Я регулярно выступал с группой «Димна Сумiш» как танцор и член команды, как зачинщик слэма, моша, стейдж-дайвинга и прочих радостей концерта альтернативной банды. Однажды на концерте в большом клубе я захотел прыгнуть со сцены в толпу, но расстояние было внушительным, а сцена высокой. Для того, чтобы преодолеть эту пропасть, мне нужно было пролететь над мониторной линией, фотопитом и металлическими ограждениями. Я понял, что вряд ли долечу до людей и их рук живым, но азарт был настольно велик, что я все же разогнался изо всех сил и прыгнул. В полете я понял, что все-таки не долечу до людей и попаду точно посередине заборчика. Боковым зрением я заметил Виталика (ака DJ Архитектор Мендисабаль), который бежал по фотопиту к месту моего приземления на ограждение и кричал что-то людям рядом. В итоге ребята подхватили меня и на руках перенесли по воздуху над ограждением и передали в руки зрителей. Были смешанные чувства. Азарт и эйфория от этой безумной выходки, единение с организмом друзей и фанов на концерте моей любимой группы и катарсис от мощного серфинга по всему залу, который за этим последовал. А Макс Гелевера, фотограф, круто снял этот мой полет в самой верхней точке с балкона и вышел невероятный общий план всего хеппенинга, который потом ребята использовали с буклете нового альбома, когда выпускали CD.

 

 

 

Насмешка

 

 

АНТОН: Никто еще не понял, но группа АГОНЬ – это Джокер в колоде карт шоу-бизнеса. Мы всегда так или иначе смеемся над коллегами и над собой в том числе. Сказать честно, я не могу относиться серьезно к своей артистической деятельности. Для меня это игра, авантюра, призвание! И, поверьте, никак не могу опошлить эту деятельность скучным словом “работа”.

 

КОСТЯ: Это скорее пощечина. И даже не трендам, а общественному мнению, массовой культуре, прежде всего шоу-бизнесу, который, к слову, сейчас сильно меняется, становится более искренним и настоящим. Однако и фейкового все еще достаточно много. Да там по тексту все, буквально: “синтолом накачаны жопы и губы, проплачены тренды и топы ютуба”. Знакомо? Конечно, все приправлено самоиронией, мы ведь и сами поп-артисты, поэтому наш троллинг вдвойне авторитетен.

 

 

«Опа-опа»

 

 

АНТОН: Конечно, мы знали, что она станет хитом. Иначе бы ничто не заставило нас исполнить этот очевидно одиозный трек. «Опа-Опа» — это холодный прагматичный расчет. И мы рады, что наше продюсерское чутье сработало правильным образом.

 

КОСТЯ: Да, мы были в этом абсолютно уверены. Как, в свое время, с песней «Белая стрекоза любви». Это полностью запланированный проект. Далеко не самый любимый, но очень успешный.

 

 

Партнерство

 

 

АНТОН: судьба, карма, рок. Иначе я не пойму, почему мы до сих пор вместе.

 

КОСТЯ: Нас объединяет долгий совместный путь. Слишком многое пройдено вместе.

 

 

Работа

 

 

КОСТЯ: Многое вне сцены косвенно связано с работой. Например, я занимаюсь пленочной фотографией и умею делать татуировки. Но guilty pleasure на выходных для меня — велоспорт. Когда нужно переключиться и собраться с мыслями или просто потренироваться, я проезжаю по шоссе 60-100 км. И жизнь налаживается. Есть еще второй велосипед для трека, шлем, специальные велотуфли и даже обтягивающий тело спандекс.

 

 

Сила

 

 

АНТОН: Фотошоп, стендап, пинг-понг, политика.

 

КОСТЯ: Не знаю, это что-то отчасти метафизическое. Иногда творческий тонус просто невероятный, даже если в жизни все не так просто или вообще валится из рук. А иногда все просчитаешь, продумаешь, со всеми договоришься, а результат совершенно не тот, на который рассчитывал. В итоге я привык как-то комбинировать умственно-физический тонус безусловно необходимый для того, чтобы идти дальше и ежедневно трудиться. И попытку поймать состояние того самого вдохновения, которое украшает любой механический процесс создания.

 

 

Талисман

 

 

АНТОН: Нет. Ненавижу талисманы.

 

КОСТЯ: Раньше талисманом был Никита Горюк. Я даже его так называл. Теперь талисмана нет. Точнее, нет никакого талисмана, а Никита есть, но он теперь сам по себе.

 

 

Успех

 

 

АНТОН: Мы еще не добились того успеха, которым нужно делиться и разбирать на составляющие. Я все еще высчитываю это уравнение и создаю формулы. Мы ставим опыты и рисуем чертежи в лаборатории. Но осталось совсем немного!

 

КОСТЯ: Постоянная работа над собой и поддержка семьи.

 

 

Фаворит

 

 

АНТОН: Пошлая Молли, Макс Барских, Стасик, Курган, Koloah.

 

КОСТЯ: Поток информации огромен, поэтому обычно хватает того, что я слежу за коллегами и их релизами в музыкальных СМИ и на фестивалях. Приятно наблюдать за Максом Барских, KADNAY, Алиной Паш, Аленой Аленой. Очень радует отечественная электронная сцена: Cape Cod, Koloah.

 

 

 

Хореография

 

 

АНТОН: Уходит совсем немного времени на хореографию. Никаких танцевальных репетиций нет. Я уже уделил достаточно времени хореографии для того, чтобы мое тело не стесняло мою фантазию. Танец для меня — это естественная реакция моего организма на музыку.

 

КОСТЯ: Времени уходит ни много, ни мало, ровно столько, сколько нужно, чтобы все хорошо подготовить. К тому же за годы совместной работы мы научились понимать друг друга с полуслова, поэтому не приходиться долго что-то разъяснять и топтаться на месте. Мы не тратим время на притирку и выяснения общих моментов.

 

 

Цейтнот

 

 

АНТОН: Не смотреть порно в туре. Готовить кофе для своей девушки. Быть честным друг с другом и иметь общее творческое дело.

 

 

Чудаки

 

 

АНТОН: Это правда. Мы и есть “эти странные ребята”. Было бы странно, если бы было не так. А так, оно так.

 

КОСТЯ: Не обижает. Как и не обижает, когда люди на улице, пытаясь вспомнить, кто же ты из всех этих бесконечных “знаменитостей”, говорят: «Это ж этот!» «Странный» — это слово, которое я слышу с детства. Не помню точно, но вроде акушерка в роддоме так и сказала матери, когда увидела меня: «Какой-то он странный». А потом так стали говорить мои одноклассники, их родители, учителя, бабушки на лавочке. Мне было «ок» в этой ситуации, я-то всегда считал себя крутым. Просто тогда еще не было понятия Strange Is Cool, а сейчас вот есть.

 

 

Шутки

 

 

АНТОН: Мы редко шутим между собой, потому что у Кости плохое чувство юмора. А у меня оно слишком откровенное.

 

КОСТЯ: Есть очень много общих маркеров или тегов, не обязательно шуток. Это уже пост-ирония. Например, когда я слышу в разговоре слово “полчаса”, то руки сами начинают двигаться, собирая воображаемый чемодан. Потому что именно так говорит наш директор Дима Шишкин, когда в туре будит нас при выселении из отеля. И вообще, вся наша группа — это шутка. Это же мы придумали делать на концертах из туалетной бумаги веселый серпантин и забрасывать им публику под песню «Белая Стрекоза Любви».

 

 

Экстрим

 

 

АНТОН: Нет. Из спорта люблю большой теннис и поул дэнс. Но сам только отжимаюсь на брусьях. 

 

КОСТЯ: Нет. Жизнь артиста в некотором роде и есть экстрим: перелеты, ночные съемки, недосыпы, концерты на разрыв. После этого хочется отдыхать спокойно, наполняться, быть на природе, у моря, с семьей, читать, смотреть, есть нормально, спать достаточно, общаться с мудрыми и сильными.

 

 

Youtube

 

 

АНТОН: Я думал запустить шоу, в котором мы будем рассказывать, кто с кем спит в шоу-бизнесе. Это интереснее, чем влоги, как по мне. Кстати, Никита Алексеев спит со своим котиком.

 

 

Яичница

 

 

АНТОН: Я совладелец вегетарианского сендвич-бара ORANG+UTAN. В меню нашего заведения исключительно must-eat. Сендвичи, смузи, салаты, десерты и напитки. Полезная, вкусная, сытная и быстрая еда на каждый день.