Спецпроекты:

Знакомство Marie Claire: певица Христина Соловий
Селебрити

Знакомство Marie Claire: певица Христина Соловий

Мы встретились с молодой украинской певицей Христиной Соловий, чтобы познакомиться ближе. После появления в шоу Голос країни в 2013 году с лемковскими песнями ее имя было у всех на устах, а дебютный клип на авторскую песню Тримай собрал на данный момент 17 миллионов просмотров на Youtube. Христина рассказала о новом альбоме, который станет смелым экспериментом, литературных предпочтениях и своей миссии.  

Новый альбом

 

Расскажите о главном, о вашем альбоме, над которым сейчас работаете. Когда он выйдет?

– Я боюсь давать какие-то точные прогнозы об этом. Могу сказать, что это будет новая Христина, или лучше сказать не новая, а другая. В первый альбом вошли народные песни в аранжировке Святослава Вакарчука, а сейчас это моя музыка.

 

Это труднее или легче?

– Конечно, легче, потому что никто не знает, как она должна звучать, только я.

 

С кем вы делаете новый альбом?

–  С Милошем Еличем — известным всем клавишником группы «Океан Эльзы». Сейчас он занимается продюсированием многих артистов. Даже не успеваю запоминать, с кем он работает. Время, которое он уделяет моему альбому, я использую на полную мощность. 

 

Святослав Вакарчук принимает какое-то участие в записи вашего альбома?

–  Он не в Украине, и мы с ним виделись дважды в этом году. В этом есть свои плюсы и свои минусы – конечно, он все слушает, мы ему отправляем. Иногда он выражает свое недовольство, я пытаюсь его переубедить. Иногда удается, порой не очень.

 

Вы считаете себя упрямым человеком, который будет стоять на своем?

–  О, да! Я не смогла бы этого скрыть, даже если бы хотела.

 

И это помогает вам или наоборот — мешает в творчестве?

–  Помогает оставаться собой, но мешает поддерживать хорошие отношения с людьми.

 

 

 

Вы сейчас ищите новых музыкантов. Что для вас важно при выборе?

–  Как я уже сказала, это новый альбом, новая музыка, и хотелось бы начать все с чистого листа. Традиционная практика, что рано или поздно музыкальный потенциал у людей, которые работают с артистом, исчерпывается. Очень трудно постоянно быть в поиске чего-то нового. Мой опыт с этими ребятами был очень волнующим и незабываемым. И я говорю не только о музыке, а о всех историях, которые связывают меня с ними, об их профессионализме. Мне местами страшно, что я на такое решилась, но это единственное правильное решение. Это была моя зона комфорта, из которой я не хотела выходить, но… надо выходить, иначе дела не будет.

 

Как вы считаете, вам легко удается находить своих людей и общий язык с ними?

– Мне важно, чтобы все, с кем я работаю, были прежде всего хорошими людьми, иначе ничего у нас не получится. К этому я пришла не сразу, много спотыкалась, падала, вставала и ругалась со всеми. Конечно, это имело какие-то негативные последствия потом. Таким было становление меня как личности, это меня закаляло, делало где-то сильнее, где-то немножко циничнее. Те же песни, записанные в альбоме, они очень светлые, искренние, местами наивные. И они были написаны два года назад. Возможно, сейчас я уже даже не такая.

 

Что, как вы думаете, удивит слушателей нового альбома?

– Удивит прежде всего саунд и сам материал. Потому что я решила показать свое лицо, а не народные песни. Народные песни — это была моя мечта и, когда я пришла на «Голос», я считала, что такая у меня миссия. Иначе этого, возможно, не сделал бы никто. И я не знала людей, которые бы так восхищались этими песнями, как я. Поэтому, возможно, мне повезло. Сейчас я чувствую, что пришло время показать свой материал. Интересно, что на концертах люди поют песни моего авторства, а не народные в моем исполнении. Это тоже много значит для меня, как и для каждого артиста.

 

 

О творчестве

 

Кто из иностранных или украинских артистов вдохновляет вас сейчас?

– Очень много людей. Есть такие титаны, которые стоят и никуда не двигаются с места, как Серж и Шарлотта Генсбур. Время от времени возвращаюсь к своему любимому режиссеру, Ларсу фон Триеру, но он страшный человек.

 

Пугающий.

– Да. Это бывает периодами и зависит от времени года. Я очень проникаюсь им, увлекаюсь его личностью, читаю биографию, а потом думаю: «Все, хватит этого мрачняка».

 

Как происходит процесс, когда вы пишете свои собственные песни? Когда это, как?

– По-разному. Песни для нового альбома были написаны во Львове. Хотя тогда я еще не думала ни о каком альбоме, просто писала. В Киеве у меня неблагоприятный  климат для творчества, но я думаю, что привыкну к городу и все изменится. Я и ко Львову привыкала, но тогда не думала вообще, что буду писать песни и заниматься музыкой. Я хотела стать филологом, в крайнем случае — литературным критиком. В худшем случае я хотела быть библиотекарем.

 

Хотела спросить о вашем талисмане, который был в клипе Fortepiano, его звали Щедрик.

– Его и сейчас так зовут.

 

Расскажите о нем больше. Потому что это такая интересная деталь. Вы действительно выходите с ним на сцену? Всегда, когда вы идете на концерт, он с вами?

– Сейчас я стараюсь это не очень афишировать, потому что однажды он куда-то исчез, и я очень испугалась. Видимо, я слишком часто о нем говорю.

 

Вы вообще суеверный человек, или это больше как такая «фишка»?

– У меня есть свои предрассудки. Какие-то общие вещи, что, если кот перебежал дорогу, нельзя идти – на меня не действуют. Но есть особенные ритуалы.

 

Какие у вас ритуалы именно в день концерта? Что можно, а чего нельзя?

– Нужно забрать все цветы с концерта с собой. Даже если ты в автобусе, тебе неудобно, эти цветы падают на пол, и все матерятся вокруг — все равно надо забрать цветы, иначе следующий концерт будет неудачным. Впервые об этом рассказала моя мама, она тоже музыкант. Я над ней смеялась, пока сама я не почувствовала эту разницу между концертами, когда я забрала и не забрала цветы. Это один из моих ритуалов. И основной — с медведем, который действительно всегда со мной, сейчас я стараюсь ставить его перед монитором, чтобы его никто не мог видеть, только я. История такова, что были прослушивания, а на следующий день у меня был день рождения. Мама хотела подарить мне серьги и, когда мы выбирали, я увидела на витрине антикварного магазина медведя. Он сидел в окне и именно о таком медведе я мечтала в детстве, когда видела в каких-то фильмах, хотела, чтобы у меня был такой друг. И вот мне показалось, что он все время меня ждал. И на следующий эфир я взяла его с собой и так повелось, что с 2013 года он не пропускал ни одного моего выхода на сцену.

 

 

 

Публичная жизнь 

 

Расскажите, сколько времени вы проводите в социальных сетях, в Instagram.

– Не много. Я люблю полистать то, что мне интересно, но не сижу постоянно. Начинает раздражать, выдает тебе совершенно не нужную информацию о каких-то девушках, которые себе постоянно что-то увеличивают, выравнивают. Чисто с какой-то художественной точки зрения в Instagram можно поискать вдохновение, но здесь надо быть очень осторожным, потому что это отнимает кучу времени. Я очень легко могу на него подсесть, поэтому стараюсь себя контролировать.

 

То есть ожидать от вас влог на Youtube не стоит?

– Ой нет, это совершенно не мое. Я не люблю говорить с собой и представлять, что это увидят люди. Возможно, кому-то интересно, какая я в жизни, но я лучше дам нормальное интервью и все расскажу. Мне кажется, что от таких слов будет больше пользы. 

Я просто очень ценю личное пространство и не хочу превращать свою жизнь в шоу, выносить ее на всеобщее обозрение. Я люблю тайны и окружать себя тайнами. Для чего рассказывать, как я встаю, каким шампунем я мою голову, что мне приснилось?

 

Как вы думаете: творческая жизнь во время талант-шоу и после него — когда она более реальная? 

– У меня была одна реальность. Я считала, что абсолютно ничего не изменится после того, как тысячи людей или даже миллионы, как это было в моем случае, услышат то, что я хочу донести. В этом было мое преимущество с самого начала, но это был мой секрет. Хотя я говорила об этом открыто, мне никто не верил, и иногда в интервью меня спрашивают: «А чего ты пришла, если не хотела стать певицей?» Я действительно не хотела становиться певицей. Хотя это тоже странная формулировка — стать певицей.

 

Певицей рождаются?

– Просто в определенный момент приходит понимание, чем ты должен заниматься. Мне было эмоционально очень тяжело пережить шоу «Голос». Там все хотели показать себя, очень расстраивались и впадали в истерику, когда выбирали неправильный образ, одежду, и этим все объясняли — «Вот поэтому я не прошла, проиграла», «Нужно было надеть другое платье». Это выглядело бессмысленно, и я все время была как бы в стороне процесса. При этом я от шоу ничего не ожидала, не просила Святослава записать альбом. Он сам это сказал. Так случилось, что действительно прошло довольно много времени, полгода или даже год, мы снова вернулись к этой теме. «Голос» к тому моменту уже давно закончился. Я вообще ни на что не рассчитывала, но все завязалось и понеслось.

 

Этот мир для меня чужой, я очень часто чувствую себя не в своей тарелке.

 

В чем тогда секрет: почему кто-то, по вашему мнению, пропадает после талант-шоу?

– Нет миссии, нет посыла к аудитории. Люди приходят показать свой голос или себя. Но кому сейчас нужен голос, сам по себе, как природные данные? Даже люди, которые не умеют петь, могут это делать, используя сотни способов. Каким бы сильным не был бы голос, без посыла к аудитории ничего не получится. Но я тоже не была слишком умна в начале, чтобы понять это и подумать, как реализовать себя на сцене. Я нашла себя с другой стороны, через корни моих предков. Они были в народных песнях, я была в них влюблена и на всех уровнях пыталась узнать об этом как можно больше. Только после того, как появился интерес, поняла: «О, я могу неплохо петь».

 

Вы верите, что у каждого человека есть своя миссия?

– Да, я верю, что все люди талантливы.

 

Какова ваша миссия?

– Скажем так: у меня была цель, которой я достигла — и она не то чтобы позади, но она является частью моей какой-то еще большей миссии — сочинять музыку.

 

 

 

О книгах

 

Недавно опубликовали результат опроса, согласно которому 51 % всех украинцев за прошедший год не прочитал ни одной книги, а 47 % — прочитало одну книгу за прошлый год. Я хотела спросить: ведете ли вы личную статистику? 

– Статистику не веду, но стараюсь читать очень много. У меня всегда была в этом потребность. Когда я училась в школе, мне не удавалось читать то, что хотелось. Помню, что в 3 или 5 классе, когда надо было читать географию или историю, я на уроках изучала сказки народов мира. Мне кажется, что у украинцев нет культа книг и литературы. Сейчас произошел некий сдвиг: столько хороших изданий появилось, столько искусства во всем этом, столько людей с личностью, на которых смотришь — и хочется читать, ходить на какие-то литературные события. Но не со всеми это работает. Сколько книг я читаю? Это зависит от периода. Даже когда я в туре, я читаю в дороге, это очень классно переносит в другую реальность, разгружает. Когда у тебя распланирован день с 10:00 до 22:00, каждая минута расписана, я все равно пытаюсь читать, например, когда мои девочки делают мне прическу. И хотя мне удается прочитать максимум одну страницу, это все равно очень помогает.

 

Какие книги в последнее время вас вдохновляют, и что вы можете посоветовать?

– Я сейчас читаю «Американские боги» Нила Геймана, а перед этим изучала скандинавскую мифологию. Если бы три года назад мне кто-то сказал, что я буду такое читать, я бы сказала, что это совершенно не мое, и вряд ли я к этому прийду, хотя мифологию я люблю очень. Если кому-то очень важно, что я думаю, то почитайте пожалуйста «Американские боги» Нила Геймана.

 

Есть какие-то книги, которые, например, переносят вас в детство?

– Сказки Ганса Кристиана Андерсена. Это старая книга моей мамы, которую ей подарил папа (мой дедушка). Дедушка умер очень рано, я его никогда не знала, поэтому книга становится еще более ценной и раритетной. Еще есть очень классная детская поэтесса, это если говорить о детской литературе, которой я сейчас совершенно не интересуюсь ни на каких уровнях, Неонила Стефурак. Это просто невероятной красоты остроумные детские стихи. В принципе, поэзию я люблю на порядок меньше чем прозу, но это действительно безупречно.

Моя любимая книга — это, конечно, «Лолита» Набокова.

 

Почему-то я так и думала.

– Когда спрашивают, какая у меня любимая книга, я всегда это говорю. Она очень на меня повлияла, при этом я ее читала не в оригинале. Когда мне было 12 лет, я взяла у девочки экземпляр на украинском языке. Потом я узнала, что эта девочка украла книгу в магазине. Потом я увидела фильм Андриана Лайна и прочитала оригинал. Это меня очень сильно поразило, так как я собиралась поступать на филологический факультет, развиваться в литературе, где бы у меня были такие интересные предметы, как литературоведение. Что на меня еще так сильно повлияло? Джон Фаулз «Башня из черного дерева». Очень люблю Борхеса. Вам это интересно?

 

На самом деле, я думаю, что многим это будет интересно. Потому что люди постоянно находятся в поиске, и если их вдохновляет ваше творчество, то им будет интересно прочитать что-то связанное с вашим вдохновением. 

– Да. Сегодня наткнулась на цитату Григория Сковороды, «Я стал тем, что любил».

 

Расскажите, когда у вас такой напряженный график, с 10 утра до 10 вечера занятый работой, как можно привести себя в чувство?

– Никак. Выдохнуть и подождать, чтобы прошло время. Мне казалось, что за один тур я этому научусь, и в следующий раз все будет в порядке. На самом деле, в следующем туре все было так же. Конечно, это для меня не причина, чтобы не давать концерты, не ездить. Все меняется за 1,5-2 часа концерта и это себя оправдывает. Особенно когда классный концерт. Но что-то надо с собой делать.

 

Будет следующий тур после того, как выйдет альбом?

– Я думаю, да. Все к этому идет. Главное, чтобы он вышел. Альбом. А дальше фестивали, туры.

 

На самом деле я спросила обо всем, что хотела. Возможно еще что-то, о чем бы вы хотели рассказать?

– Я могу прислать вам список произведений. А вы могли опубликовать его отдельным постом.

 

С украинского языка перевела Надя Стогний. 

 

MUST READ: Книжная полка Христини Соловий

 

Герман Гессе «Степной волк», «Игра в бисер»

 

Томас Манн «Волшебная гора», «Смерть в Венеции»

 

Марсель Пруст «В поисках утраченного времени»

 

Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея»

 

Владимир Набоков «Лолита», «Весна в Фиальте»

 

Джон Фаулз «Башня из черного дерева», «Коллекционер»

 

Эрнест Хемингуэй «Праздник, который всегда с тобой»

 

Вирджиния Вулф «Миссис Делловей»

 

Милорад Павич «Хазарский словарь»

 

Виктор Домонтович «Девушка с мишкой»

 

Марко Вовчок «Живая душа»

 

Юрий Андрухович «12 обручей»


Вход

Забыли пароль?