История жизни Эвелин Пруво-Берри, основательницы группы Marie Claire

Как юной девушке из богатой семьи с помощью интуиции, таланта и энтузиазма удалось создать прогрессивное феминистское издательство, в которое входит журнал Marie Claire.

[caption id="attachment_587418" align="alignnone" width="783"]Evelyne Prouvost Marie Claire Эвелин Пруво[/caption]

Эвелин Пруво-Берри, основательница издательской группы Marie Claire, вела закрытый образ жизни. Она скончалась 19 июля 2017 года после падения с велосипеда на острове Бель-Иль-ан-Мер (известном также как остров Жозефины). Пруво была смелой и создавала журналы, которые боролись за права женщин и их сексуальную свободу. Ее таланту, чутью и здравому смыслу завидовали многие мужчины. Набожная католичка, она закрывалась в рабочем кабинете загородного дома воскресным утром, чтобы посмотреть мессу по телевизору. Некоторые назвали бы ее "старомодной", поскольку стиль Эвелин в одежде был настолько сдержанным, что оставался вне времени. Обеспеченная женщина и одновременно бунтарка, на протяжении сорока лет она боролась за то, чтобы жить, как сама того желает, и защищала семейный бизнес.

С чего началась история Эвелин? Жюльетт Буариво, которая запускала журнал Cosmopolitan вместе с Пруво в 1983 году во Франции в качестве главного редактора, дает подсказку: "Без Жана Пруво не было бы Эвелин". Она выросла в Париже и на севере Франции, родине текстильной империи Пруво. В семье ценились труд и личный вклад в дело. Каждый уикенд она проводила в поместье в Солони, принадлежавшем ее деду, эксцентричному Жану Пруво, основателю журналов Paris Match, Tele 7 jours и Marie Claire. Он владел многими акрами лесов, где организовывал охотничьи вечеринки. Туда съезжались бизнесмены, президенты, звезды кино и музыки. Его внучка тоже посещала их и наблюдала за происходящим. Она училась тому, чего не дала бы ни одна школа: силе альянсов, коммуникации и тщательно оберегаемых секретов.

Читайте также: ИГРА ПРОТИВ ПРАВИЛ: ВИВЬЕН ВЕСТВУД — ГЛАВНАЯ БУНТАРКА В МИРЕ МОДЫ

Примерная внучка

В 19 лет, когда Пруво вышла замуж за Арнольда де Контадеса, она вовсе не была бунтаркой. Эвелин не предвидела, что преподнесет ей судьба. Она лишь знала, чего ожидают от женщин ее положения: не работать, воспитывать детей, посещать парикмахерскую и красиво смотреться в кутюрных платьях на вечеринках, пока мужчины охотятся и решают важные вопросы в своих безупречных английских туфлях, сделанных на заказ. Пруво родила двух дочерей – Анну и Элизабет, позже на свет появился сын Арно – в 1969 году, когда она уже начала работать в должности редактора в одном из семейных журналов Parents.

[caption id="attachment_587460" align="alignnone" width="980"]Evelyne Prouvost sons family Эвелин Пруво с мужем Николя Берри и сыновьями Александром и Уильямом[/caption]

Что стало первым шагом к революции? Жюльетт Буариво вспоминает:

Она взяла судьбу в свои руки, когда заставила деда принять свой развод с Арнольдом де Контадесом, который должен был занять место Жана Пруво после его выхода на пенсию. А затем, в 1971 году, отправилась с дедом в Нью-Йорк, чтобы договориться о запуске журнала Cosmopolitan, принадлежавшего американскому медиамагнату Херсту. У 32-летней Эвелин была своя жизнь, что восхищало ее деда.

В 1973 году Cosmopolitan вышел во Франции, и во главе его "встала женщина, которой дед разрешил делать все по-своему с журналом, в который никто не верил, кроме него самого", объясняет Жюльетт. Издание пестрело скандальными заголовками: "Эротические мечты женщины", "Жизнь в гражданском браке", "Что любят маоистки". Большие боссы из издательства с непониманием рассматривали журнал, называя его "семейной бородавкой". Эвелин не было до этого дела – она создавала прессу будущего.

[caption id="attachment_587458" align="alignnone" width="980"]Evelyne Prouvost Эвелин Пруво 1983 году в сопровождении Жюльетт Буариво, Мари-Поль Лаваль и Жана де Монмора на праздновании 10-летия Cosmopolitan[/caption]

Глава дома

В 1976 году Cosmo стал хитом. Жану Пруво на тот момент исполнился 91 год. Под давлением банков он сообщил своей семье, что у него нет выбора, и придется продать бизнес: издательство Hachette приобрело контрольный пакет акций. Эвелин была единственной, кто воспротивился краху семейной империи, и решила обратно выкупить женские журналы у Hachette (Marie Claire, La maison de Marie Claire, Cent idees, Madame Fouineuse и Cosmopolitan).

Она объединилась со своими сестрами Мари-Лор и Донатьенн, взяла кредит и уговорила Франсуа Даля, главу концерна L’Oreal и завсегдатая охотничьих вечеринок в Солони, стать держателем 49% акций в новом издательском доме Marie Claire Album. В Hachette надеялись за бесценок вернусь себе журналы через пару лет: для них казался очевидным тот факт, что три женщины не смогут вести дела. В редакциях изданий также не доверяли новым владелицам:

Сестер и меня считали бездельницами и некомпетентными,

– позже призналась Эвелин в интервью журналу Strategies в мае 1987 года.

Читайте также: ДОЛЛИ ПАРТОН — ОДИН ИЗ ЖИВЫХ ПОП-ФЕНОМЕНОВ АМЕРИКИ

Она взяла на себя роль, которую будет играть до конца жизни – "перестраивать структуры и следить за финансами". Жюльетт вспоминает: "Однажды она попросила какую-то техническую поддержку у одного из директоров издательства. После этого главный редактор Paris Match Гастон Бонер позвонил ей: “Моя дорогая Эвелин, это замечательно, что ты привлекла исполнительного директора, чтобы он помог тебе в твоей новой работе”. На что Пруво спокойно ответила: “Я не нанимала исполнительного директора, а просто попросила технического совета, в котором нуждалась. Я никогда не буду номинальной главой издательства”".

[caption id="attachment_587454" align="alignnone" width="980"]Evelyne Prouvost Marie Claire family В своем офисе на рю де Буасси д’Англа в Париже с сестрами Мари-Лор и Донатьенн[/caption]

Она не отставала от времени, использовала iPad уже тогда, когда 20-летние все еще гадали, для чего он предназначен. "Она была настоящим гиком, – смеется ее подруга Софи де Ментон, – и все время проводила в интернете".

Понимая, что мир прессы меняется, Эвелин посадила маркетинговые отделы рядом с редакциями и запустила 23 международных издания Marie Claire, флагмана издательства. Ей почти все удавалось с первой попытки. Журналы Marie Claire, Avantages, Cuisine et Vins de France, Cosmopolitan, Marie Claire Idees, Marie Claire Maison и самый свежий Stylist – все были доказательствами того, что бизнес Пруво процветает.

Читайте также: МІШЕЛЬ ОБАМА: ВПЕВНЕНИМИ КРОКАМИ ВІД УЛЮБЛЕНОЇ МОЛОДШОЇ СЕСТРИ ДО НАЙВПЛИВОВІШОЇ ЖІНКИ США

"Она не получила высшего образования, но имела острый живой ум. Она управляла издательством, как продуктовой лавкой", – улыбается Софи де Ментон. Журналисту, который в 1988 году задал Эвелин вопрос о ее образе жизни, она ответила:

Я предпочитаю комфорт роскоши. Я не ношу кутюр. Но это не значит, что я скупая. Для меня комфорт – это, например, иметь в распоряжении того, кто мне готовит, присматривает за детьми, так что я могу проводить с ними только качественное время, не отвлекаясь на быт. Моя роскошь – это загородный дом моего деда в Солони, поддерживать который стоит мне больших денег.

Не феминистка

[caption id="attachment_587452" align="alignnone" width="694"]Evelyne Prouvost Marie Claire 3 Эвелин Пруво[/caption]

Убеждение, что Пруво хотела посредством журналов бросить вызов верховенству мужчин, забавляет Жюльетт Буариво: "Эти слова заставили бы ее смеяться, она не бросала никакой вызов. Эвелин была интеллигентной женщиной из 70-х. Это значит, что она была свободной". Пруво согласилась с первым словом редактора Cosmo: "Мы не за мужчин и не против них, мы – с ними… Ночью, когда на улице холодно, они греют лучше, чем слава".

Она часто дискутировала с Мари-Поль Лаваль, бывшей руководительницей издательства и ее подругой, о воинствующем феминизме Marie Claire. "Раздувание серьезных историй о насилии против женщин иногда ее раздражало". У Эвелин было свое мнение по поводу всех журналов – даже в отношении шрифтов, одной из ее одержимостей. "Я не могу это прочесть. Если я не могу, значит, никто из читателей не сможет".

Читайте также: ЧТО ТАКОЕ ФЕМИНИЗМ И ЗАЧЕМ ОН НУЖЕН В XXI ВЕКЕ?

Даже после того как она передала бразды правления своему сыну Арно, Пруво продолжала читать все статьи из журналов издательства на ночь перед сном. Раз в году Эвелин с глазу на глаз лично встречалась с главными редакторами изданий на террасе ее семиэтажного офиса. Она выражала свое мнение, и неважно, следовали ее совету или нет.

Она нанимала их и предоставляла полную свободу действий,

– признает Мари-Поль Лаваль.

Читайте также: ПРИНЦЕСА МАДЛЕН: АКТИВНА ЖИТТЄВА ПОЗИЦІЯ ТА ШЛЮБ З АМЕРИКАНСЬКИМ БІЗНЕСМЕНОМ

XXI век начался с удара. Донатьенн, ее сестра, которая создала издание Marie Claire Bis, перенесла инфаркт миокарда и потеряла сына, после чего решила продать свою долю. Джеральд де Рокеморел, глава Hachette Filipacchi Media и друг клана Пруво, мечтал о поглощении. Эвелин удалось убедить L’Oreal продать свои акции. Она купила их, одолжив деньги у сестры Мари-Лор и британского бизнесмена Николя Берри, ее второго мужа, от которого родила двоих детей – Уильяма и Александра. И таким образом стала главным держателем акций с 58%.

Мы сохранили независимость нашего издательства, и это все еще семейный бизнес,

– заявила Пруво прессе.

В 2004 ее сын Арно де Контадес стал главой компании, в то время как Эвелин осталась президентом холдинга. Безразличная к блеску и тестостерону в костюмах, Пруво была визионером. Она слыла непреклонной и могла спокойно сказать "нет", поправляя свой свитер. Она была свободной. Разумеется, обладая ресурсами для поддержания этой свободы. Но не все зависело от них. Главной вещью, которую нельзя было купить или получить в наследство, являлся ее талант.

Фото: личный архив, Thierry Lagay

Статьи по теме
Читайте также