Спецпроекты now:

Мальчик или девочка? Андрогинность снова в моде - 162x46Мальчик или девочка? Андрогинность снова в моде - 120x46 Мальчик или девочка? Андрогинность снова в моде - 252x88 Мальчик или девочка? Андрогинность снова в моде - 166x44 Мальчик или девочка? Андрогинность снова в моде - 560x88
Мода

Мальчик или девочка? Андрогинность снова в моде

Еще недавно заигрывания с темой андрогинности лично мне казались сугубо околомодной забавой. Да, Джонатан Андерсон в рекламной кампании примерил женскую коллекцию на ангелоподобного парня, и картинка получилась эстетически безупречной. Да, Дэвид Боуи снял пронзительный клип на песню The Stars с главными андрогинами всех времен и народов Тильдой Суинтон, Андреем Пежичем и Саскией де Брау на подтанцовке. Да, Эди Слиман и все тот же Джонатан Андерсон еще несколько сезонов тому назад предложили мужчинам носить хитросочиненные платья, и завсегдатаи Pitti Uomo резво последовали их примеру. Но все это выглядело для меня слишком далеким от мира реальных людей, где границы мужского и женского все-таки очерчены вековыми наслоениями понятий о морали и банальным страхом быть непонятыми.

Однако мое предубеждение разбилось буквально пару недель назад. Будучи в командировке в Одессе и стремительно перемещаясь по Дерибасовской, я увидела то, что заставило меня остановиться, позабыв о сумасшедшем расписании. Прямо мне навстречу шла прекрасная пара, одетая совершенно одинаково: бежевые пальто прямого покроя, тельняшки, голубые скинни и ироничные зеленые шапочки-«петушки» одинаково органично выглядели и на парне, и на девушке. И, что характерно, вместо возмущенных фырканий и непонимающих взглядов они собирали вокруг себя исключительно положительные эмоции, став настоящими конкурентами по части фотографирования памятнику двенадцатому стулу.

А спустя всего пару дней я получила новое свидетельство ухода андрогинности в народ, причем оттуда, откуда совсем не ждала. Самая большая girlie girl из моих подруг буквально разорвала мой вайбер своим фото из примерочной. Прогуливаясь с бойфрендом по магазинам, она заскучала и решила забавы ради опробовать на себе мужскую рубашку в клетку и чиносы, после чего пришла к выводу, что это именно то, что она искала для обновления весеннего гардероба. С ней нельзя было не согласиться, даже несмотря на то, что без каблуков я ее видела разве что в разгар домашних вечеринок, а в boyfriend jeans она заставляла себя переодеться добрых полгода.

В принципе, если копнуть в историю, то явление это вполне закономерное – андрогинность имеет свойство накатывать волнами еще со времен Древней Греции (вспомним туники-унисекс, в которых были одинаково хороши как тонкие нимфы, так и плечистые атланты). Потом были XVIIXVIII века, когда мужчины соревновались с женщинами в пышности причесок и беззастенчиво злоупотребляли чулками. В ХХ веке обострения участились. Сначала флапперы расстались с остатками аристократизма в виде кудрявых локонов и то и дело норовили отобрать пиджаки у кавалеров не только для согрева, но и потому что «во-первых, это красиво». А на заре 1970-х мода от робких шагов в сторону андрогинности перешла в наступление: сначала был Ив Сен-Лоран вместе со смокингом и альтер эго в женском обличье Бэтти Катру.

Затем успех закрепил Дэвид Боуи: во время вручения «Грэмми» в 1975 году он поднялся на сцену и произнес сакральное: «Леди, джентльмены и… другие», окончательно дав волю давно назревавшим настроениям полной свободы самовыражения. Мужчины и женщины стали по очереди носить брюки-клеш, ботинки на платформе, отпускать русалочьи волосы и при взгляде на модные парочки со спины даже невозможно было определить, кто из них сильная половина. На фоне общей модной ностальгии по тем временам андрогинность снова вернулась во всей красе: до уровня точки невозврата, когда разобрать кто есть кто становится невозможно, да и не нужно. Причем, поддались тренду все: начиная от главных мейнстримщиков современности Ким Кардашьян и Канье Уэста (она гордо носит на широкой груди жакеты и рубашки из мужской шоу-коллекции Balmain, а он выступает в юбке Givenchy) и заканчивая концептуальными марками, вроде Hood by Air. Последние несмотря на юный возраст (25-летний диджей Шейн Оливер запустил бренд два сезона тому назад) уже сделали себе имя, проспекулировав на теме гендерной амбивалентности. Показ женской весенне-летней коллекции наделал на Нью-Йоркской неделе моды не меньше шума, чем эксперименты Ральфа Лорена с 4D-проекциями.

Оливер сознательно вывел на подиум людей, различить половую принадлежность которых решительно невозможно, и на деле доказал, что графичные микротопы и юбки с глубокими разрезами могут носить все без исключения. Не отстают от тенденции и куда более почтенные модные Дома. Топовым дизайнерам и стилистам надоело просто переодевать Андрея Пежича в девочку (тем более что он уже и не нуждается в этом), поэтому в новых коллекциях даже тех марок, что работают на аудиторию манхэттенской элиты, все без полумер. Особенно интересно наблюдать за этим в контексте борьбы конгломератов. Сначала в схватку за право называться прогрессивными адептами гендерно нейтральной моды вступили LVMH, назначив креативным директором буржуазного бренда Loewe британца Джонатана Андерсона, которого всегда больше интересовал сам процесс создания одежды, чем такие бренные вопросы, как кто ее будет носить – мужчина или женщина. Понаблюдав за успехом этого вундеркинда, после первого же шоу конкурентов свое веское слово решили сказать и в Kering, и вместо отличницы Фриды Джаннини поставили во главу Gucci темную лошадку Алессандро Микеле, который в первой же мужской коллекции решил продемонстрировать всю свободу своей творческой мысли и заставил говорить о бренде даже ленивых.

Новость о том, что итальянский дом с такой историей вывел на подиумы мальчиков в юбках, блузах с бантиками и бабушкиных беретах, облетела весь, даже сильно далекий от модной индустрии, мир. Говорю по собственному опыту: в день показа я получила сразу три письма от знакомых айтишника, менеджера и бухгалтера с одинаковыми возмущенными смайлами и требованиями компетентно разъяснить, что же происходит в современной моде. А происходит, по сути, то же самое, что было в 1990-е (еще один модный пик тотального равноправия, кстати) – стремление к показной простоте, помноженное на элемент скандала. Это всегда дает неплохой охват аудитории и, соответственно, новые дивиденды. А на фоне непрекращающейся борьбы за права женщин, мужчин и третьего пола модные Дома и вовсе выглядят не демоническими, а вполне себе дружелюбными организациями. Недаром же в 2014 году LVMH отдали свой самый лакомый грант в 100 тысяч евро тому самому Шейну Оливеру из Hood by Air.

Держат руку на пульсе и ритейлеры. Один из самых показательных примеров – недавнее заявление известного нью-йоркского ателье по пошиву костюмов для белых воротничков Bindle & Keep. Отныне святая святых, куда не ступалал нога женщины, открыта для всех: такая услуга, как bespoke tailoring (то есть индивидуальный пошив костюма), предлагается без лишних половых предрассудков. Правда, женский костюм почему-то стоит на $200 дороже, хотя ткани на него уходит объективно меньше. Но не станем вдаваться в глубокие феминистские обиды и спишем это на банальный коммерческий расчет – ведь давно доказано, что женщины расстаются с деньгами куда легче, чем мужчины. Но даже этот шаг вперед проигрывает по сравнению с тем, что недавно сделал лондонский Selfridges.

Универмаг-гигант выделил целых три этажа для одежды под кодовым названием «гендерно нейтральная». Название у отдела говорящее – Agender, и представленная там коллекция отличается только лишь размерами (тоже, кстати, весьма демократичными – от XS до XL). Заместитель директора универмага Сэм Вотс гордо резюмирует, что даже молнии на брюках расположены сразу с двух сторон – чтобы исключить любые намеки на разницу полов.

Всегда гуляя рука об руку с шоу-бизнесом, мода распространила андрогинное влияние и на него. Одной Тильды Суинтон ей стало явно мало, поэтому сегодня в эту игру вовлекаются все слои музыкального и актерского населения. На тонкой границе мужского и женского, например, эффектно играет Lady Gaga. Поп-икона вовремя поняла, что нарядами из мяса публику уже не удивишь, поэтому придумала себе раздвоение личности, представившись брутальной реинкарнацией Боба Дилана по имени Джо Кальдероне. Показательна в этом смысле и еще одна любимица fashion-комьюнити Джанель Моне, которая лучше всех на свете умеет носить смокинг, в связи с чем просто не расстается с этим нарядом. Не отстает и явно претендующая на роль новой модной музы (судя по бесчисленным посещениям модных тусовок) сестра Бейонсе Соланж: она на деле доказывает, что микс из мужского и женского умещается не только в тонкой душевной и физической организации, но и во вполне аппетитных наследственных формах клана Ноулз.

По сути, от андрогинного бума выигрывают все. Те, для кого это было важно с точки зрения самоопределения, дизайнеры, о которых теперь говорят больше, да и обычные девушки. Ведь делить одну рубашку и джинсы с бойфрендом не только рационально в кризисных условиях, но еще и романтично.




Понравилась статья? Оцените:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...