Неземная красота: как модели с нестандартной внешностью отстояли свое право на подиум

Модели с нестандартной внешностью уже несколько лет подряд продолжают свое наступление и заставляют эталонных красавиц нервно втягивать свои первые 90.

У некоторых моих далеких от мира моды приятелей есть одно общее развлечение: приходя ко мне в гости, они первым делом требуют предоставить им новинки продвинутой мировой fashion-прессы вроде Dazed & Confused и I-D Magazine. Откуда такие души прекрасные порывы, спросите вы? Ответ прост: всем им доставляет особую  радость разглядывать фотографии моделей, выпадающих за рамки канонических представлений о женской красоте.

Все эти торчащие ушки, диастемы и глаза, распластавшиеся по лицу, как у Нейтири из «Аватара», спешно переснимаются на смартфоны и становятся достоянием твиттер-общественности: мол, вы только посмотрите, что у этих юродивых fashion people сегодня сходит за идеал! Все мои обиженные доводы об артистической составляющей этих съемок, борьбе с клишированностью и да, элементом определенного эпатажа разбивались о стену стандартного представления о прекрасном. Но отныне мне больше не стоит надрывать голосовые связки, картинно размахивая шелковым платком перед лицами обидчиков. Время все сказало само за себя: модели с нестандартной внешностью сегодня не просто обычное явление, а новый тренд и даже норма.

Первопроходцы

Началось все примерно пять лет назад – именно тогда на подиумах стартовал затяжной парад в честь разнообразия красоты и принятия любых изъянов (в общепринятом понимании этого слова). Тогда на авансцену вышла, например, Шантель Браун-Янг (сегодня известна как Винни Херлоу). Кожа этой канадской модели  поражена болезнью витилиго, но это не помешало ей за несколько лет стать лицом Diesel, Desigual, MAC и косметики авторства Ким Кардашьян KKW Beauty.

В том же решающем 2015-м году актриса с синдромом Дауна Джейми Брюэр прошлась по подиуму в рамках шоу Carrie Hammer; Андреа Пежич вернулась в мир моды после смены пола – на показе Giles и в рекламной кампании Make Up Forever; агентство Storm Models, открывшее Синди Кроуфорд, Кейт Мосс и Кару Делевинь, взяло под свое крыло Брунетт Моффи с признаками страбизма (косоглазия, говоря простым языком); Тесс Холидей весом в 155 кг подписала контракт с модельным агентством Milk Model Management и появилась на страницах британского Marie Claire и итальянского Vogue.

На фоне таких внушительных побед «нестандартного» над индустрией, которая долгие годы считалась едва ли не самой элитарной и несгибаемой, несколько померк пять лет назад и еще один интересный факт. Модели с африканскими корнями перестали терпеть издевательства над своими от природы непослушными волосами. Стилисты, работавшие на показах Prada, Louis Vuitton и Balenciaga, первыми прекратили вечную борьбу с их кудряшками, и с тех пор девушки заметно выделяются на подиуме благодаря своим естественным прическам.

Закрепили успех

Тогда, пять лет назад, каждый из этих случаев воспринимался, скорее, как уникальный. Но в последующих сезонах ситуация только развивалась. Конечно, дизайнеры не отдали места на подиумах всем страждущим. Но теперь модели с нестандартным если не телом, то хотя бы лицом заняли важное место практически в каждом шоу. Однозначным открытием индустрии стала британка Рут Белл.

Saint Laurent S16 024

Рут Белл

О ней в Милане и Париже не говорил только ленивый – девушка с бесцветным «ежиком» на голове и совершенно отрешенным взглядом, выражающим то ли глубокую душевную рану, то ли жажду мести, стала одной из самых востребованных манекенщиц на протяжении нескольких сезонов. И если в гранжевых коже и шелках Saint Laurent (авторства тогда еще Эди Слимана) она смотрелась весьма органично, то вот ее появления на шоу MaxMara, Versace, Blumarine, Lanvin и прочих марок, знающих все о «во-первых это красиво», доказало, что отныне model of the moment выглядит именно так.

Компанию ей тогда составила Тами Глаузер – открытие кастинг-директоров Louis Vuitton.

Vuitton S16 051

Тами Глаузер

Эта брутальная швейцарская модель бросила вызов не только тем фактом, что начала свою карьеру в возрасте «под 30», но и своей внешностью. Ее буквально каменное лицо, отсутствие любой растительности на голове и мальчишеская фигура позволили на досуге учавствовать еще и в мужских показах Givenchy.

 

 

Вызов времени

Скауты открыли настоящую охоту на нестандартные и, если можно так выразиться, негармоничные лица. Пухлые губы, тонкие носы и широко распахнутые глаза, венчающие высокие скулы, мода благосклонно оставила для шоу Victoria’s Secret, которые в итоге вообще продемонстрировали свою полную утрату актуальности.

Большинство Домов стали отдавать предпочтение девушкам вроде Молли Бэйр.

Она стала любимицей Chanel, Dior, Prada, а Alexander Wang в 2016-м сделали ее лицом своей рекламной кампании. Хотя за несколько лет до модельного взлета Молли была школьным посмешищем. Впрочем, «добрые» пользователи Интернета не дают американке быстро забыть детские травмы: ее инопланетная внешность то и дело заставляет их упражняться в остроумии. Но пока хейтеры сравнивают Молли то с гремлином, то с аватаром, она подписывает все новые контракты, а в свободное от этого дела время сама же создает мэмы, сравнивая себя с Джоффри Баратеоном из «Игр престолов».

По сути, своя особая девушка появилась пять лет назад почти у каждого Дома: Prada начали тогда лелеять Уиллоу Хенд с дефектом челюсти, долговязую Натали Уэстлинг (которая сегодня уже стала трансгендерным мужчиной Натаном) прочно прибрали Marc Jacobs и Alexander McQueen, а розововолосую Хан Лин Ли застолбили в свое время Louis Vuitton.

Натан Уэстлинг на показе Michael Kors Collection, SS’20

Ответственные лица

Особый вклад в популяризацию моделей с нестандартными лицами внес в то время Эди Слиман, создававший коллекции для Дома Saint Laurent. Его шоу с 2012 по 2016 годы были настоящей «пыткой красотой» для всех консерваторов. Вряд ли кто-то из неискушенной публики мог тогда оставить без язвительных комментариев пергидрольные волосы, ножки-палочки и ручки-веточки любимиц Эди Слимана Джулии Камминг, Лиды Фокс или Лили Самнер (последняя, кстати, до сих пор весьма успешна в своей модельной карьере). 

Джулия Камминг, Лида Фокс и Лили Самнер на показе Saint Laurent, FW’15

Запрос модных Домов на другую красоту породил и целую когорту модельных агентств, специализирующихся на оригинальности. Главным принципом своей деятельности они уверенно называют преобладание внутреннего над внешним и заявляют о том, что все их модели – личности, которые выше всего модного шума. Именно поэтому подопечные, например, британского Anti Agency, которых, по легенде, находят исключительно через социальные сети, приходят на кастинги не в обязательном черном, а в чем придется, и принципиально не берут с собой портфолио. Впрочем, такой нигилизм не мешает им попадать в списки показов Marc Jacobs, Topshop и DKNY – вполне общепонятных брендов.

Эти заигрывания моды с темой «мы все такие разные и все равно прекрасные» вполне справедливо можно принять за маркетинговый ход. Во-первых, это не сужает круг клиентов только до идеальных нимф. А во-вторых, если надеть заведомо проходную вещь на показе на ту же Рут Белл или Молли Бэйр, то вероятность того, что многие взгляды задержатся исключительно на их нетипичных лицах, довольно велика. С другой же стороны, даже если за тенденцией стоит сухой коммерческий расчет, мода продолжает нести свою важную миссию – дарит сказку. Ведь если успех девушек с необычной внешностью подарит надежду 13-летней школьнице с выдающимися ушами и ненавистной диастемой, значит, даже в хождении по подиуму есть не только потребительский смысл.

Лили Макменами на показе Jean Paul Gaultier, SS’20

 

Понравилась статья? Оцените:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Статьи по теме
Читайте также