Жизнь в розовом цвете: история Эльзы Скиапарелли

Всю жизнь Эльза Скиапарелли отчаянно боролась с общественным мнением, а в перерывах – противостояла Коко Шанель. Дизайнеры не могли поделить между собой эпоху, и о новаторе Скиапарелли сегодня вспоминают гораздо реже, чем о Великой Мадемуазель. Хотя ее вклад в моду нельзя недооценивать, уверена наш колумнист Александра Костина.


Трудный ребенок

В начале осени 1890-го в римском палаццо Корсини, в семье аристократов-интеллектуалов родилась Эльза Луиза Мария Скиапарелли. С ранних лет в характере и стремлениях малышки прослеживалось влияние старинного рода, среди которого были астрономы и ученые.

Немудрено, что Эльза увлеченно слушала рассказы отца об исламе и Средневековье, с любопытством изучала древние культуры и зачитывалась греческой мифологией. Как губка, она впитывала в себя историю искусств, обожала живопись и театр.

Ребенком Скиап была трудным, и это не изменилось. Кругом непрерывно повторяли, что она некрасивая, а вот ее сестра красивая; в конце концов она этому поверила и начала искать способы стать прекрасной. Покрыть лицо цветами, засыпав себя семенами, превратив его в райский сад, – как это восхитительно… Вот росли бы у нее на лице цветы – и стала бы она единственной в мире! 

так писала о себе в третьем лице Эльза Скиапарелли в автобиографии «Моя шокирующая жизнь».

Темперамент фантазерки тревожил родителей-консерваторов – поэтому было принято решение отправить дочь в закрытый католический пансион в Швейцарии. В школе-интернате Эльза не только отменно постигала грамоту, но и писала стихи – слишком откровенно-эротичные и страстно-жизнелюбивые. Когда вопиющие рифмы предали огласке, автору было всего 14 лет. Исключение из заведения не заставило себя долго ждать.

Британский след

По возвращении в подконтрольный родительский дом в Риме юная Скиапарелли продолжила свое образование: к наукам, искусству, философии и математике добавилась еще и скульптура. Но тягу к исследованию мира и приключениям было не унять.

При первой же возможности Эльза сорвалась в Лондон, куда ее позвала подруга на должность гувернантки в загородном доме. Еще одной из причин «побега» было желание освободить себя от брака с молодым человеком, которого нашли для нее мать с отцом.

Посещая в Англии в свободные дни лекции по теософии, итальянка случайно познакомилась с преподавателем-оккультистом графом Уильямом де Вендт де Керлором. В свои 23 года, скоропостижно выскочив замуж за мужчину с прекрасной родословной и абсолютно пустым карманом, девушка бедствовала. Супруг оказался абсолютно безнадежным в быту, тратил ее деньги, засматривался на каждую юбку и был мошенником, а не экстрасенсом с многочисленными дипломами.

В 1919-м пара переехала в Нью-Йорк. Там через год у них родилась дочь Мария Луиза Ивонн Радха (по прозвищу «Гого») с церебральным параличом, и горе-отец бросил семью и ушел к любовнице. Эльза внутри будто зачерствела, и ни одному мужчине впоследствии

не удалось получить над ней полную власть; очень требовательная к себе, сама способная дать многое, она так и не встретила мужчину, который стал бы ей необходим.

Удачное знакомство

Съехав с малышкой в крошечную гостиницу, Эльза пыталась хвататься за любое дело: писала сценарии для Голливуда, работала переводчиком в торговой фирме. Но финансовая ситуация оставалась плачевной.

К счастью, черная полоса все-таки сменилась белой: однажды педиатр Марии, сочувствуя бедной молодой маме, познакомил ее с Габриэль Пикабиа – бывшей женой известного парижского художника-абстракциониста Франсиса Пикабиа. В Большом яблоке у Габи был свой магазин французской модной одежды, и она подыскивала персонал, осведомленный в арт-течениях, языках и рисовании. Скиапарелли стала идеальным кандидатом. С этого момента начались путь Эльзы в удивительном мире моды и многолетняя дружба с американской богемой – художниками и фотографами – Марселем Дюшаном, Ман Реем и бароном Адольфом де Мейером.

В 1922 г. девушка перебралась в Париж. Кроме сотрудничества с Пикабиа, Эльза нашла себе место в антикварной лавке среди роскошных предметов искусства. Она много рисовала «в стол», делала эскизы диковинных нарядов и знала, что однажды из этого что-то получится.

В ее голове крутилась мысль: «Создать то, что никто не захочет купить ради укрепления своего статуса, но все захотят на это посмотреть и сказать: “Какой кошмар!”».

Ее творчество – это, прежде всего, попытка перенести установки сюрреализма в область конструирования костюма, –

отмечали позже критики. 

К слову, она никогда не обучалась техническим навыкам изготовления одежды, драпировала ткань прямо на теле, иногда используя себя в качестве модели.

Случай свел ее со знаменитым модельером, создателем Дома моды Полем Пуаре. Когда Эльза создала для Габи платье для бала-маскарада, оно произвело настоящий фурор и получило положительные отзывы самого Поля. Позже Пуаре стал для нее наставником и верным советчиком. Также среди ее новых товарищей появились Жан Кокто, Пабло Пикассо, Сальвадоро Дали, Андре Бретон и Кристиан Берар.

Прочные связи

Однажды у Скиап гостила знакомая из Америки, на которой был элегантный, связанный вручную свитер. Эльза своим зорким глазом тут же увидела в нем нечто более весомое. Как оказалось, его создала армянка, жившая в Париже. Когда Скиапарелли разыскала мастерицу и сделала заказ (свитер с вязанным в виде бабочки, контрастным по цвету бантом), это был настоящий фурор. Женщины стали партнерами по бизнесу.

Вместе они разработали первые модели нарядов: свитер, связанный вручную с мотивом тромплей («обман зрения»), черно-белый, цветной, с бантом, геометрическим узором, скелетом (узор в виде омаров затем перекочевал на другие виды одежды), с пронзенным сердцем, с матросскими татуировками, африканскими рисунками…

Их пуловер стали носить актрисы и знаменитости всех возрастов.

Восемьдесят процентов женщин опасаются выделяться и боятся, что скажут люди, поэтому покупают себе серенький костюмчик. Лучше набраться смелости, чтобы отличаться от других,

безапелляционно отмечала Эльза.

Смелости хватило тогда многим – заказов на свитеры было не перечесть.

Взгляд новатора

Затем Скиапарелли удалось получить крупный заказ от фирмы Strauss на спортивную одежду и прославиться. На Рю-де-ля-Пе под вывеской Pour le Sport открылся модный Дом Скиапарелли с вещами для гольфа, тенниса, пляжного отдыха и верховой езды. А в 1928 г. она еще больше расширила свою деятельность, выпустив первый аромат S.

Отдав несколько лет спортивной одежде, Скиапарелли взялась за создание вечерних нарядов и вновь удивила общественность. Эльза пошла наперекор устоявшимся нормам и стала экспериментировать с линиями и деталями, создающими эффект асимметрии.

Длинное платье-футляр ее авторства из черного крепа в сочетании с белым жакетом и шарфом, перекинутым через спину, уже вскоре стало эталоном элегантности.

Она первой начала шить из твида (а все современники лишь пытались копировать ее идеи), ввела фирменный цвет shoking pink (известный сегодня как фуксия), не боялась играть с палитрой.

Первый купальный костюм из двух частей телесного цвета, невероятно шокировавший буржуазную публику, – тоже ее рук дело. А еще Скиап предложила прототип современного комплекта – универсальный костюм из шести предметов, который вместе с аксессуарами стал находкой для гардероба француженок.

Эпоха сюрреализма

Сальвадор Дали начал коллаборацию с Эльзой Скиапарелли в 1935 г. Тогда художник предложил Эльзе вырезать статьи с упоминанием ее имени и поместить их на шелковый платок. Так появился первый газетный принт на одежде – его до сих пор цитируют многие дизайнеры в своих коллекциях. 

Затем было простое белое шелковое вечернее платье с малиновым поясом и «сюрпризом» – на его юбке был нарисован гигантский омар авторства Сальвадора Дали.

Вместе они сконструировали и платье-скелетон для коллекции «Цирк» – строгий черный наряд из крепа, в котором использовались стеганые лоскуты для создания имитации ребер, позвоночника и костей ног.

Битва титанов

Мир, конечно же, помнит и ее противостояние с Коко Шанель – борьбу сюрреализма и классики. Поговаривали, что на одном из мероприятий Коко усадила конкурентку на покрашенный стул, а Скиап в отместку рисовала карикатурные изображения оппонентки на своих изделиях.

При этом на вопрос «Завидуете ли вы успеху Эльзы Скиапарелли?» Коко Шанель парировала:

Да нет, что вы? Это никому не известная итальянская художница, которая всего лишь шьет одежду!

Шедевры «неизвестной художницы» тем не менее носили Грета Гарбо, Марлен Дитрих и Джоан Кроуфорд, Кэтрин Хепберн, Мэй Уэст и другие звезды.

 

Время прощания

Европейская и заокеанская слава Скиапарелли продлилась вплоть до появления стиля New Look от Кристиана Диора – большинству женщин в послевоенные годы захотелось быть просто красивыми, а не шокирующими (пусть и в хорошем смысле).

Эльза продолжала трудиться, выдумывая новые модели, но финансовые трудности заставили в 1953 г. закрыть ее Дом моды. Но на этом творчество не закончилось – она открыла в себе писательские способности и уже через год опубликовала автобиографию «Моя шокирующая жизнь».

Путь открыт для тех, кто обладает волей, честолюбием, уважением к труду и дарованием,

писала она.


Будучи уже немолодой женщиной, она жила то с дочерью и ее семьей, то сама.
Не обладая сильным здоровьем, да и потеряв любимую работу, Скиап совсем сдала. Эльзы Скиапарелли не стало 13 ноября 1973 г. Она ушла из жизни в возрасте 83 лет в Париже, через 20 лет после выпуска своей последней коллекции. Ее предали земле в шелковом костюме того самого «шокирующего» розового цвета.

 Коллажи: Галя Оболенская

Статьи по теме
Читайте также