Анна Завальская о жизни творческих людей в посткарантинных реалиях

Карантин еще официально не закончился, но люди, как и театральная индустрия и шоу-бизнес, понемногу выходят из вынужденной спячки посреди весны и лета. Как живется в этом постапокалиптическом мире, рассуждает колумнист Marie Claire, певица и PR-руководитель театра «Мизантроп» Анна Завальская.

Когда любимый мною Marie Claire предложил написать о том, как украинская театральная сфера и шоу-бизнес переживают карантин и как индустрия будет выходить из кризиса, — я откровенно растерялась. Признаться, я была не готова компетентно рассуждать на эту тему.

Во-первых, потому что с момента изоляции я отключила в себе профессиональный навык быть в курсе всех новостей и надежно спряталась в лично-созданном уютном коконе информационной тишины. А во-вторых, нам еще не скоро предстоит полноценно осмыслить и беспристрастно проанализировать настоящее "Времетрясение".

Как только мир оправится от пандемии, будут написаны тысячи культурологических работ о том, как карантин и коронавирус изменили искусство!  

На повестке дня стоит очевидный вопрос: Как культура в принципе будет развиваться в цифровом будущем?

А давайте честно?! Это было неизбежно! Наши рецепторы восприятия последние лет десять напрочь утратили свою чувствительность. Все мысли, идеи, формы и форматы уже давно превратились в штампы и тупики. Нам приелись все смыслы, все придуманное и сказанное давно потеряло свою новизну, стало вторичным, "троичным", "десятеричным" и т.д…

Мы, сами того не замечая, как дрессированные пони, безропотно ходим кругами, соглашаясь, что все новое, — это хорошо забытое старое. Мы множим и тиражируем контент, не особо беспокоясь о его качестве. Все эти онлайн-активности и zoom-мероприятия, — те же, простите,  яйца! Тот же фаст-фуд, которым безлимитно продолжают кормить потребителя!

В бесконечном хаосе информационного мусора мы действуем по инерции, без попытки все реструктуризировать. Мироздание это сделало за нас: одним махом обрушило все привычные устои и убрало ограничивающие рамки. 

И мне почему-то кажется, что этот жесткий upgrade постепенно выявил в каждом из нас те зияющие дыры, те пустоты, которые нужно было заполнить чем-то подлинным, весомым. И каждый сознательный человек искал личную панацею, свой способ справиться и приспособиться к иной реальности.

Мы стали свидетелями того, как многие представители творческих профессий внезапно оказались выброшенными за борт некогда комфортного круизного лайнера без спасательных шлюпок и надувных жилетов. Мы все вместе отчаянно гребем к берегу, очертаний которого еще не видно!

Бесспорно, идет естественный отбор: мир теперь поделится на тех, кто сможет адаптироваться и перестроиться на новый лад и тех, кто попытается сохранять иллюзию о том, что все рано или поздно вернется на круги своя.

Нам уже пришлось признать: эпоха массовых мероприятий окончена. Начинается новая веха, в которой наше взаимодействие с окружающей действительностью будет происходить по совершенно иным законам и правилам.  Что уж говорить, если даже легендарный Cirque Du Soleil объявил себя банкротом. Хотя, разве мы уже не задумывались о том, что этот жанр неизбежно стал анахронизмом?! Как, впрочем, и многое в сфере театра и шоу-бизнеса?!

Недавно на Фейсбуке прочла интересный пост-размышление о том, как всех нас «насильно» замедлил карантинный режим, последствием которого стал глобальный «энергетический кризис». В одном из комментариев под ним было следующее наблюдение: «Спад энергии очень ощущается, факт! Особенно сейчас густо косит творческую касту, которая бодрилась во время карантина».

Творческие люди — это личности тонко чувствующие и остро рефлексирующие на любые изменения в пространстве. 

Даже как человек, причастный к сфере культуры, я бы не рискнула так обобщать, поскольку в наше уникальное пост-изоляционное время в атмосфере улавливаются самые разные настроения и диапазон их большой: от криков отчаянья и каминг-аутов о том, что нет сил терпеть ломку в отсутствие концертной или сценической деятельности и что жизнь не мила без дорог, отелей, заправок, саундчеков, репетиций до полного дзена от погружения в себя и качественного детокса от публичной жизни.

Факт только в том, что все творческие люди, — это личности тонко чувствующие и остро рефлексирующие на любые изменения в пространстве, поэтому эмоционально "мы" действительно тяжело проходим все стадии принятия неизбежного.

Но, может быть, нам всем был необходим этот жесткий RESET, чтобы избавиться от рудиментов и пережитков прошлого? Все то, что было "до", —  останется разделом в учебнике по истории искусств, но все "после" должно функционировать и задавать новые векторы. Самые умные Творцы пока настроили свои чуткие "эхолокаторы" и готовы подождать, чтобы в будущем родилось что-то живое и пластичное, — то, что уже понемногу вырисовывается прямо на глазах у наших современников.

Театральная сфера и карантин 

Как PR-руководитель театра «Мизантроп» незадолго до тотальной изоляции, я была полностью согласна с интуитивным решением команды создателей полностью «очистить» карму, закрыть в декабре прошлого года все существующие в репертуаре спектакли.

Ребята пророчески почувствовали, как пространство перестало откликаться на все запросы общества. И вслед за роковым вопросом Альфреда Жарри в «Короле Убю»: «Что с нами будет? Что с нами будет?», — пришло ощущение вакуума, в котором было необходимо прислушаться к себе, а не поддерживать видимость деятельности. А вместе с изоляцией случилась реинкарнация театра в сети. Режиссер Илья Мощицкий предложил зрителю формат онлайн-спектакля «Игрушки Люшера», имитирующий сеанс психоанализа.

Похожие эксперименты и поиски в мире, где уже трудно себе представить, что ты идешь в театральную кассу, покупаешь билет, занимаешь свое место в партере и в антракте идешь в буфет, - единственная надежда, что «будущее у театра все же есть, пусть и не такое, каким мы привыкли его знать».

Потому что все мы сейчас должны не побояться отказаться от стремления создавать готовый и завершенный продукт. Нам необходимо прекратить погоню за совершенством и результатом, а попытаться раствориться в процессе метаморфоз, в пространстве, позволить ему пересобрать нас как пазл. Нам необходимо быть в потоке, не пытаясь на него влиять.

И в моем понимании сейчас это единственная зацепка, единственный спасательный круг для всех, кто занимается именно перформативным искусством.

 

Что же касается лично меня, то только благодаря карантину, как творческая натура, как женщина, как артист, как обычный человек, я наконец-то научилась жить «здесь и сейчас» вопреки страхам об отсутствии финансовой стабильности.

У меня почти получилось не воспринимать жизнь как соревнование и бесконечную беговую дорожку.

Я более-менее упорядочила внешний и внутренний хаос. Оказалось, что можно по-настоящему кайфонуть и во время остановки, когда в тишине точнее раскрываются интеллектуальные контексты и откуда-то из глубины понемногу выныривают отдельные голоса, а не массовое хоровое пение.

Но, пожалуй, этот рецепт подошел не всем. Кому-то сейчас действительно необходимо дружеское плечо и поддержка соплеменников. Например, совсем недавно мы с мужем откликнулись на приглашение одного из киевских баров и заглянули на закрытый квартирник актеров театра и кино. Мы увидели, как нуждались все эти молодые ребята, поющие и транслирующие себя перед микрофоном, друг в друге, в зрителях, в единомышленниках, в этом мгновении общности и консолидации. Они были живым воплощением племени или касты, если хотит.

Мы вдруг подумали, что они точно «выгребут». Мы просто еще не знаем, как именно и на какую Terra Incognita ступят их ноги. Ведь в этом их единении было много настоящей, пульсирующей, «непричесанной» энергии и энтузиазма. И когда мы вышли на улицы города, окунувшись в зной летней ночи, мы молча шли и вдыхали этот шлейф из надежд, ожиданий, пьянящих вибраций того, что останется и еще повторится для всех последующих поколений, не смотря ни на что… Во веки веков, Аминь.

Фото: Lena Groza

Статьи по теме
Читайте также