Спецпроекты now:

Шарлотта Генсбур: «Я не доверяю себе и могу оцепенеть от мандража» - 162x46 Шарлотта Генсбур: «Я не доверяю себе и могу оцепенеть от мандража» - 162x46
Шарлотта Генсбур: «Я не доверяю себе и могу оцепенеть от мандража»
Стиль Жизни

Шарлотта Генсбур: «Я не доверяю себе и могу оцепенеть от мандража»

Фильм режиссера Ивана Атталя "Мой пес Идиот" выйдет на экраны 13 февраля. Чтобы вы не томились в ожидании премьеры, предлагаем интервью с гениальной Шарлоттой Генсбур, исполнившей роль Сесиль. 

 

— Как бы вы охарактеризовали Сесиль, жену главного героя?

 

— Как женщину, которая, кажется, подчинена фактическому положению дел, живет с невыносимым, эгоистичным, ленивым, ворчливым мужиком, и решает больше не поддаваться своему желанию. В книге Джона Фанте женщина как персонаж практически отсутствует, она — жалкая, забавная, но второстепенная стерва. Иван же в фильме создал прекрасного персонажа, он заставил меня существовать!

 

— После фильмов «Моя жена — актриса» и «Они поженились и У них было много детей», Вы снова снимаетесь под руководством Ивана, вашего мужа. Рассматриваете ли вы фильм «Мой пес Идиот» как третью часть одной трилогии?

 

— И наш сын Бен уже играл в «Они поженились, и у них было много детей». Ему тогда было 6 лет. Ивана забавляет игра с этим автобиографическим материалом, с тем, что его беспокоит на самом деле: жизнь официальной супружеской пары. Мне нравится его свобода, его манера скручивать материалы личной жизни, создавать ложные пути. Он смеется над нами обоими, и мне нравится этот взгляд, этот благотворный способ превращения наших странностей и причуд в вымысел… Совсем недавно я узнала, что Иван отказался экранизировать этот роман 20 лет назад. Тогда он точно не был готов. Все в жизни происходит в подходящее время, и я уверена, что важные проекты появляются в нашей жизни всегда в самый нужный момент.

 

 

— Он мазохист? Он утверждает, что да, и что именно это заставило его очернить своего героя.

 

— Он вовсе не мазохист! А вот я, напротив, им являюсь… Правда, он не мазохист, он просто властный человек. Что касается собаки, с которой он валяется на протяжении всего фильма, это скорее провокация или садизм по отношению к своей семье, потому что мы хотим завести собаку в течение 15 лет, а он этого не хочет.

 

— Фильм довольно жесток в плане взглядов на семейную жизнь: бремя содержания детей, разочарование в совместном быте, ненависть к супругу, отток либидо. Как это принять?

 

— Мне очень нравится, что Иван не пожелал выступить гладко, согласованно, политкорректно по вопросам семьи, идеального убежища и прочих романтических «соплей». Нет смысла экранизировать Фанте без колкостей. С этой точки зрения я нахожу фильм достаточно жестким, да, но в то же время – человечным, добрым и искренним. И потом, этот «Анри» отвратителен, но в нем столько обаяния! Я нахожу его очень привлекательным.

 

— Как уже упомянули выше, здесь вы играете вместе с особенным партнером, вашим сыном Беном.

 

— Когда он снимался с нами в фильме «Они поженились, и у них было много детей», я боялась руководящей стороны Ивана. Он — большой перфекционист и не допускает ничего приблизительного. И тогда Иван получил от Бена то, что хотел. Пятнадцать лет спустя фильм «Мой пес Идиот» стал настоящим, уже взрослым, актерским опытом для Бена, который получал от осознанной игры удовольствие. Он отыграл свою часть изящно и непринужденно, несмотря на огромный мандраж.

 

 

— Мандраж, точно. А вы все еще испытываете его, после 35 лет карьеры в кино?

 

— Да! Я не доверяю себе. Я могу оцепенеть от мандража, у меня бывает такое большое желание сделать все правильно, что оно становится удушающим. Особенно когда снимает Иван. Больше, чем перед камерой Ларса Фон Триера, например. С Ларсом мне интересно, оправдываю ли я его ожидания, но это не ставит меня под сомнение ни как женщину, ни как жену, нет никаких аффективных проблем. Снимаясь у Ивана, я не могу отделаться от ощущения, что я играю свою роль в нашей паре. Я так хочу быть для него лучшей актрисой в мире, я принимаю любую критику с его стороны! Но самое ужасное, что он совсем этого не осознает. Однако, я думаю, что это доказывает мою любовь к нему. Я несколько раз слышала о фильме «Мой пес Идиот», что это некое признание в любви, которое делает мне Иван. Но и я тоже сделала ему огромное признание!

 

— Иван говорит, что не руководит вами, а только наталкивает на мысли о людях, которые могли бы обогатить образ вашей героини. Как, например, американская писательница Джоан Дидион.

 

— Живя в Нью-Йорке, я понимаю, что она собой представляет. Я видела очень трогательный документальный фильм о ней; поистине одинокая и свободная личность. Ярко выраженный и вневременной стиль Дидион — вот, что вдохновляло меня. Иван не руководит мной, но его манера присутствия во время съемок сцены является для меня неким барометром; в этом отношении я сравниваю его с Ларсом, они оба довольно жестоки в своем восприятии актерской игры, поскольку улавливают ее правильность или ее отсутствие.

 

— Складывается ощущение, что все опасения улетучиваются во время сцены фейерверка, момента полного раскрепощения для вас и Ивана?

 

— Эта сцена имела большое значение для пары и ее эволюции. Я пережила ее как момент абсолютной свободы и соучастия, это одно из моих лучших воспоминаний о фильме. Я почувствовала безумное удовольствие от того, что сдалась. В этом вся прелесть опыта и особенно возраста, мне становится все равно на то, что я безобразна, мне все равно, хихикаю ли я, ржу или хохочу… Меня больше не волнует мой внешний вид в этом контексте. Это настоящая свобода! В ходе этой сцены время остановилось. Мы играли нескромно, и это, несомненно, была эмоциональная разрядка для нас обоих.

 

 

— На съемках вам больше нравятся интимные, драматические сцены или комедийные?

 

— Комедийные моменты вгоняют меня в панику, потому что я, естественно, не владею этой механикой. Иван втягивает меня в комедию, и я благодарна ему за это, потому что это не в моей природе. Путь к комедии дается мне непросто, но я стараюсь!

 

— Кажется, вы не сильно заставляли себя ненавидеть собаку Идиота?

 

— От него так дурно пахло, просто мерзость! Самое странное, что я увидела, как Иван на самом деле влюбился в этого зверя. Он был тронут эдаким изгнанником, который никому не нужен.

 

— В конечном счете, фильм получился комедией?

 

— Да, это комедия, которая  постепенно переходит в комедийную  экзистенциальную драму, нечто острое, касающееся кризисов жизни. Цинизм, демонстрируемый Иваном, на самом деле — стыдливость и боль. Нам нужно поставить перед собой эти непристойные чувства, раздражение по отношению к детям, ненависть бытия в паре, несмотря на любовь к партнеру… Это что-то на стыке жанров, но смешное и доброе кино. За это я и люблю фильмы Ивана.

 

 

— Может ли выйти четвертый фильм, продолжение этой трилогии о паре?

 

— Это может продолжаться бесконечно, пока не наступит смерть!

 

— Вы не боитесь быть «парой в жизни и в кино»? Как этому следовали Джина Роулендс и Джон Кассаветис с таким же распределением ролей: она актриса, он сценарист и режиссер?

 

— О, как я их люблю! Невозможно сравнивать нас с ними, но мы только и мечтаем об этом: найти еще какие-нибудь проекты, которые можно было бы сделать вместе. Иван часто просит меня срежиссировать что-нибудь. Думаю, он хотел бы, чтобы мы поменялись ролями. Но я не уверена, что обладаю достаточными режиссерскими способностями… В любом случае, совместная работа более интенсивна, более болезненна, но доставляет и большее удовольствие, чем все, что я могла бы сделать в другом месте с другими людьми.

 

Смотрите трейлер фильма «Мой пес Идиот»: