Тату-артист Саша Sashatattooing рассказала об Адаме Левине, первой татуировке и переезде в США

Саша Масюк, прославившаяся в Америке как Sashatattooing, рассказала Marie Claire о том, какой стереотип они вместе с командой разрушили, как ей пришла в голову идея заняться "переводками" и о том, почему ее сын Лукас не хочет татуировку.

 

 

— Саша, с чего началось ваше увлечение искусством татуировки? В какой момент поняли, что вы — тату-артист?

 

 

— Свою первую тату я сделала в 15 лет: тогда уже я точно знала, что у меня их будет много. Я об этом никогда не думала и не мечтала. Просто знала, что муж мой будет красивый и весь забитый. Знала, что я смогу выделиться и стану более стильной.

 

 

В тот момент, когда я делала свои первые тату — знала, чем смогу отличатся, что сделает меня не такой, как все. Я не планировала становиться тату-мастером, а хотела просто научиться делать тату для себя, так как мастера было сложно найти, а мои рисунки отлично подходили под эскизы. Наверное, в тот момент, когда я сделала первые три тату себе сама, поняла, что это выглядит круто. А благодаря поддержке моего мужа и друзей мне удалось стать одним из самых известных тату-мастеров во всем мире.

 

 

— Как формируется видение тату-артиста? Что влияет на стиль, манеру, мироощущение?

 

— Самое главное, как бы это не звучало, не слушать клиента. Если он не художник или артист, который может реально говорить по делу. Я училась на своих же ошибках и сформировала первое правило:

 

 

Никогда! Никогда не делать то, что тебе говорят. Можно услышать и прислушаться, но сделать так, как считаешь нужным.

 

 

Когда клиент делится со мной идеями, у меня в голове в ту же секунду появляется уже готовая работа. Этим я себя очень вдохновляю! И, если на этом этапе мне подсказывать, мое видение уже будет совсем не тем, за чем, собственно, ко мне пришли.

 

На стиль и все остальное очень влияет то, на каком жизненном этапе я нахожусь, мои интересы, мой круг общения и т.д. Я меняюсь, меняется мой стиль, все это очень органично смешивается и переводит меня на новый уровень.

 

 

 

 

— Вы помните свою первую татуировку? Кому вы ее набивали?

 

— Да, конечно. Мужу.

 

 

— Есть ли тату, за которое вам стыдно? 

 

— Мне сразу вспомнилась история, когда я сделала надпись клиенту с двумя ошибками в одном слове. Моя вина была невелика, так как слово было на французском. Вместо двух ff я набила tt. Клиент сам заметил через пару недель, ему кто-то подсказал. Забавная ситуация и очень хорошо, что было достаточно легко исправить. После этого случая я перепроверяю несколько раз все буквы и самого клиента прошу подтвердить, что все верно.

 

 

— Какие стереотипы о работе тату-мастером кажутся вам наиболее смешными?

 

 

— Для меня однозначно миф то, что татуировщик должен слушать тяжелый рок и быть с головы до ног в татуировках. Я думаю, мы с моими ребятами Sashatattooing Team давно его развеяли.

 

 

 

 

— Есть ли у вас профессиональные табу? Какую татуировку вы никогда в жизни не набьете? Или клиент всегда прав?

 

 

— Я не делаю тату людей, портреты, фигуры, руки, реализм и все, что может быть с этим связано. Я пару раз пробовала, но поняла, что это не мое направление.

 

 

— Сколько длился ваш самый долгий сеанс?

 

 

— Самый длительный сеанс — весь день, 8 рабочих часов.

 

 

 

 

— Не могу не спросить про Адама Левина. Как впечатления?

 

 

— Адам замечательный, и мы очень хорошо общаемся. Смело могу сказать, что он мой друг. У него прекрасная семья. Лукас очень подружился с его девочками, они любят играть вместе.

 

У нас еще много нереализованных идей, как минимум, послекарантинные планы на новую татуировку.

 

 

— Сколько тату на вашем теле?

 

 

— Сложно сосчитать, я привыкла отвечать «много» (смеется). Рукав, полрукава, обе ноги частично, живот, бедра. У меня полностью пустая спина и грудь.

 

 

 

 

— Какую площадь тела вы хотите забить? Какие зоны останутся “неприкосновенными”?

 

— Я не знаю. Это сложный вопрос, потому что я очень люблю тату, я обожаю то, как выглядят мои татуировки. Но мне не нравятся полностью забитые девушки, для меня это чересчур. Я пока не спешу, но, думаю, в старости буду интересной бабушкой.

 

 

— Вы не только делаете эскизы и набиваете их, но также являетесь автором переводных тату. В какой момент у вас родилась эта идея?

 

 

— Все получилось неожиданно, мне предложил коллаборацию канадский бренд. Это оказалось очень востребовано, после переезда я перенесла магазин в Штаты, сейчас мы тут занимаем первое место. Я очень горжусь нашими переводками и их качеством. Мы постоянно выпускаем новые коллекции, все это представлено в нашем онлайн-магазине.

 

 

 


— Как поменялась ваша жизнь после переезда в Лос-Анджелес? Это было спонтанное решение или продуманный план, который вы вынашивали годами?

 

 

— Было сложно, поменялось все кардинально. Это было неожиданное решение, но подготовка заняла полгода. Мы на тот момент переехали в Берлин, думали остаться в Европе, но потом, с появлением сына, решили, что в Лос-Анджелесе будет более комфортно. Откровенно говоря, я всегда мечтала жить в Штатах. Возможно, мои мысли сделали свое дело.

 

 

— Как повлияло на вас рождение ребенка?

 

 

— Это сложно. Но в то же время очень весело. Для меня это огромный пинок работать много, реализовывать свои планы и делать все для его будущего. Могу сказать, что нам повезло — наш сын самостоятельный, он легко переносит, когда я ухожу, отлично общается с бабушками и няней. С ним всем легко. Поэтому это большая поддержка для меня. Ему уже три, и с каждым годом все легче совмещать бизнес и семью.

 

 

 

 

— Как сын относится к татуировкам?

 

 

— Ему нравится, одно из его первых слов было как раз «тату». Он любит разглядывать и спрашивать, что это. Но на вопрос «хочешь ли ты себе тату?» он отвечает «нет».

 

 

— Как вы нашли свой work-life balance?

 

 

— Я много работаю, это правда. Мне помогает муж, у нас с ним разделены обязанности: где-то я полностью выполняю свои задачи, где-то нет. Я имею два-три выходных в неделю и стараюсь эти дни качественно уделять семье. Мы раз в неделю проводим на пляже с сыном, а остальные дни сидим дома, готовим вкусную еды, ездим в горы и национальные парки.

 

Плюс ко всему у меня крутая команда: Анна Пагава — она мой менеджер, и совместно с Gogola Agency (коммуникационное агентство из Лос-Анжелеса) занимается всеми вопросами по пиару, коллаборациям и продвижению бренда. Также мне помогает руководитель по производству — Яна Грищук. Она отвечает за производство и создание всех новых продуктов бренда. Вместе с Яной мы успешно запустили бренд косметики и создаем переводные татуировки. В планах у нас очень много всего, но пока оставим это в секрете и удивим вас в новом сезоне.

 

 

— Расскажите о том, как стали одной из участниц кампании Google ATAP.

 

— Это работа моего менеджера — Анны Пагава и калифорнийского агентства Gogola.

 

Я стала участницей кампании Google ATAP — группы, разрабатывающей передовые технологии и секретные проекты Google.

 

Целью нового проекта Google ATAP было показать то, как инновационную куртку  Levi’s Trucker Jacket используют креативные профессионалы, которые для создания своих произведений используют технологии Jacquard. Целью платформы Jacquard by Google (Jacquard.com) является диджитализация предметов ежедневного обихода. Микро-компьютер от Jacquard реагирует на жесты и дает возможность успевать больше, не отвлекаясь на гаджеты. Я обожаю инновации от Google и очень люблю Levi’s. Такое сочетание показалось мне весьма логичным. Просто. Быстро. Удобно. Фотографом коллаборации выступила фотограф из Калифорнии — Anastasia Blackman.

 

 

 

 

— Назовите ваши правила успеха.

 

 

  1. — Первое правило: не забывать, откуда ты. Где бы я ни была — я знаю, что и кто мне дал в жизни. Поэтому у меня всегда на первом месте будет семья и мои родные.
  2. Помогать ближнему — это то, ради чего нам стоит жить. Ведь даже если поможешь одному — твоя жизнь уже не напрасна.
  3. Успех не приходит сам. Я не боюсь неудач и поражений. Если хочется чего-то в этой жизни добиться — нужно действовать.
Статьи по теме
Читайте также