sapık oğlana ters reaksiyon işlemez herkesin hayalinde porno kendine özgün ve istediği kriterlerde bir kadın brazzers profili vardır bu kadın sizin düşündüğünüz kadın şemalarından sikiş çok daha kaliteli bedene fiziğe ve amcığa sahiptir porno ve diğerlerinden çok daha farklı bir yapıya porno izle sahip kadınların iyisinden anlayan bir ayı sex izle gibi körpe güzel bir kızı bularak kendine porno manita yapan adam onu kendi evine atarak dışarıya porno film adım bile atmasına izin vermez maço tavırlarıyla genç twitter porno kızı adeta kendisine köle etmiş olan adam seks video sabahları kalkarak maniasını öperek uyandırmadan daha türkçe porno ileri boyuta taşımak ister ve güne taze kaşar gibi lezzetli 19luk kızın amcığını okşayarak başlar

    Воспитание чувств: эротические романы нашей юности

    12 февраля поклонники романа «Пятьдесят оттенков серого» наконец-то смогут увидеть свои потаенные фантазии на большом экране. По такому случаю Елена Заяц решила вспомнить эротическую литературу, которая произвела на нее неизгладимое впечатление в юности.

    Воспитание чувств: эротические романы нашей юности-Фото 1

    Признаюсь в страшном: я прочитала все три части романа Э. Л. Джеймс про вечно краснеющую Анастейшу Стил и холодного, как этот февральский зимний вечер, мистера Грея. Окей, в отношении первой книги алиби у меня железное: во-первых, мне показалось нелишним составить собственное мнение о чем-то, что вызывало истерический заговорщический шепот на каждом углу. А во-вторых, я летела одна из Барселоны, и добрый коллега подсунул мне тотальный самолетный ужас под названием «Штамм» (да-да, тот самый, по которому уже сняли сериал), поэтому «Пятьдесят оттенков серого» на английском языке, гордо выставленная в аэропорту прямо посередине скудной литературной полки, показалась мне чудесным спасением от зомби-ужасов.

    Зачем я прочитала две заключительные части, сама не знаю. Есть ведь такое понятие, как «хорошее плохое кино», убогость которого ты в полной мере понимаешь, но убиваешь время, приклеившись накрепко к экрану. К тому же я болела какой-то совершенно противной простудой целую неделю и уже пересмотрела всю «Бриджит Джонс», поэтому мне нужна была приторная пилюля, чтобы наконец почувствовать себя лучше. А еще мне не давал покоя вопрос: почему в книге так много прелюдии к БДСМ, а фантик в итоге оказывается пуст? Вдруг что-то прояснится к третьему роману? Однако королева домохозяек Э. Л. Джеймс решила по-другому – закинула удочку в речку под названием «детектив», но и там не поймала большую рыбу.

    Может, страдая, лежа на диване, я вдруг захотела вернуться на двадцать лет назад и ощутить тот трепет, который я испытывала, листая чудом выловленную в недрах подружкиной библиотеки литературу? Мое, как и большинства коллег из редакции, взросление пришлось на бурные 90-е. Время, когда рушилась не только вся система, но и происходило перепрограммирование моральных кодов для нескольких поколений. Например, мои сверстники были жадными до всего, на чем стояло иностранное имя – сейчас дико вспоминать все эти яркие жвачки, джинсы-«варенки» и видеосалоны, но в то время мы с подружками c убийственной серьезностью каждый вечер пересказывали друг другу фильмы, которые кто-то из нас мог пропустить. В основном это были голливудские блокбастеры, но среди них встречались и какие-то удивительные эротические картины. Одну из них я увидела спустя десять лет – и сначала не могла понять, почему я помню каждую сцену в мелочах, абсолютно каждый вздох и ах!

    С книгами все было еще затейливее – чопорная учительница литературы, как-то раз  пришедшая на замену, чуть не получила инфаркт, увидев, какую книжку мы с подружкой читаем втихаря под партой. Это была невинная по меркам автора «Философия в будуаре» Маркиза де Сада, за которого я взялась сразу после всевозможных «Анжелик» и детективов Микки Спиллейна, герой которых, Майк Хаммер, исповедовал правило: «Немного ласки может иногда сделать женщину полезной…». Учительница, между прочим, и сама была небезгрешна – она так увлекательно рассказывала о любовных страданиях русских писателей, что, не сомневаюсь, не раз их себе представляла в тайных эротических фантазиях. Но мы-то, 16-летние, толком не смогли объяснить даме бальзаковского возраста, что всю обязательную и рекомендованную литературу уже перечитали, так что пришло время опустошить тайники родителей, чтобы не заскучать.

    Один мой друг-очкарик (и тот еще ботаник в прошлом) так и не смог вспомнить взволновавших его юную душу эротических сцен в литературе – оказывается, в фантастике, которую он поглощал тоннами, они попросту отсутствовали. Чего не скажешь о серьезной литературе: занятие из разряда guilty pleasure – открывать для себя гениев Генри Миллера («Тропик Рака»), Габриэля Гарсиа Маркеса («Сто лет одиночества»), параллельно приобщаясь к отличному от описанного в «Анжеликах» представлению секса. Помню, меня до глубины души поразила ночнушка с дыркой на причинном месте одной из героинь Маркеса, которая была столь набожной, что вычеркивала в календарике все дни, когда нельзя заниматься сексом. В итоге оставшиеся даты можно было пересчитать по пальцам одной руки.

    Не так давно я с удовольствием прочитала статью одного онлайн-портала «Книги, из которых мы узнали о сексе». И с удивлением выяснила, что некоторые опрошенные получили свое первое образование из специальной литературы – «Энциклопедии сексуальной жизни» или книги «Откуда я взялся». Мы о таком не могли и мечтать – наше воспитание чувств сводилось к старательному игнорированию родителями этой темы и к убийственному коктейлю из классики любовного романа вроде «Любовника леди Чаттерлей» об удачливом егере, потных фантазий Эдуарда Лимонова, пикантных приключений Эммануэль, написанных сложным для 16-летних слогом «Декамерона» и «Гептамерона» (одну из новелл которого, про любвеобильного героя, остановившего свой взор на невинной овечке, одна моя коллега до сих пор забыть не может) и… газеты «Спид-инфо», перед циничной прозой жизни которой все выше перечисленное просто меркло.

    Впрочем, что это я жалуюсь. 60-летняя мама нашего редактора, библиотекарь по профессии, рассказывает: «Мы стеснялись всего и больше шушукались по секрету. Подруга Таня, дочка правильной мамы – директора школы – как-то дала мне прочесть на ходу машинописную перепечатку рассказа Алексея Толстого “Возмездие”. Это был шок – там же все называлось своими именами! Все было из-под полы, пряталось, хотя ведь это классическая литература. В военной библиотеке, где я работала позже, один матрос как-то решил открыто попросить книгу Ги де Мопассана. Так мы обнаружили, что кто-то уже вырвал все страницы с любовными сценами. Потом, наверное, по ночам в казарме матросы устраивали читки под одеялом».

    Возвращаясь к «Пятидесяти оттенкам серого», я понимаю, что для кого-то юного этот роман точно станет пропуском в мир собственной сексуальности. Правда, пропуском весьма своеобразным: ввиду гремучей смеси далеких от реальности романтических отношений и увлекательного времяпровождения с плетками и анальными пробками в ТОЙ САМОЙ комнате (у Синей Бороды она тоже, кажется, была?). Хотя у каждого поколения, наверное, должна быть своя «Анжелика – маркиза ангелов». Поэтому 12 февраля я отправлюсь на премьеру «Пятидесяти оттенков серого» полюбопытствовать. Уж больно хочется посмотреть, как «маленькая внутренняя богиня, плавно покачивая бедрами, танцует победную самбу». Встретимся в кино?

    Понравилась статья? Оцените:
    1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
    Загрузка...
    Статьи по теме