Мода как инструмент современных художников

Рады представить вам спецпроект PinchukArtCentre и Marie Claire «Мода в искусстве», в рамках которого эксперты Исследовательской платформы арт-центра подготовят серию статей о взаимодействии искусства и моды, о вкладе художников в развитие fashion-индустрии и о месте одежды в произведениях искусства. Сегодня говорим о том, как художники используют инструменты моды. 

В заставке использован фрагмент работы Ильи Исупова «Не время ли уже идти», 1988

Ксения Малых — искусствоведка, кураторка, руководительница Исследовательской платформы PinchukArtCentre.

Художники всегда где-то рядом с модой и дизайном одежды. Коллаборации художников с модельерами приводят к новым эстетическим открытиям. Коллекции, вдохновленные работами художников, могут открыть или воскресить к ним интерес массового потребителя. Но на границе жанров могут возникнуть и полотна Джексона Поллока как принты на плащах и сумках, «Банка супа» Уорхола превратится в орнамент платья, а певица Билли Айлиш объединится с художником Такаси Мураками и они выпустят совместную коллекцию. 

Работы дизайнеров одежды всегда утилитарны, даже самые дерзкие образы не лишены функции одежды. Работы же современных художников не ограничены в формах практически ничем. Одежда в современном искусстве — площадка для высказывания. Если художник обращается в своей практике к одежде, скорее всего он апеллирует к символам массовой культуры, гендерным ролям и гендерным стереотипам, отношениям «личное-публичное» или использует одежду как плоскость для манифеста. 

Художница Алина Копица столкнулась, как и многие другие, с бюрократическими особенностями оформления брака с иностранцем. Кроме увесистого пакета официальных документов, художница была вынуждена ответить на многие очень личные вопросы анкеты, которые должны пролить свет на то, насколько хорошо будущие супруги знают друг друга. А вот для оформления визы гостя в Германию двумя годами ранее ей нужно было предоставлять частную переписку.

Для того чтобы другое государство открыло перед тобой свои границы, нужно сделать то же, но со своими личными границами. Это вопиющее вторжение художница переосмыслила в акте, который можно приравнять к эксгибиционизму. Она напечатала переписку со своим партнером на свадебном платье. Мол, читайте, мне не жалко!

Алина Копица. Свадебное платье, печать на ткани, соавтор дизайна – Екатерина Мусина, 2015/16. Фотографии предоставлены художницей

А для художника Николая Карабиновича одежда — такая же форма, которую он использует в своей художественной практике, как и любая другая (видео, песни, тексты, цвет стен, караоке и много другое). Карабинович происходит из мультикультурной одесской семьи. Это происхождение во многом определяет его практику: его работы о самоидентификации в мультикультурном обществе и о коллективной памяти.

Есть в его арсенале и нерегулярные практики — проекты, которые пунктиром проложены по его творческому пути, к которым он возвращается время от времени. По его мнению художник неразрывно связан с понятиями «мода» и «модный».

В 2016 году он выпустил первую футболку, апеллирующую к культовому бренду BOY LONDON. Сам бренд возник в конце 1970-х в Лондоне на почве рассвета бунтарской культуры. Изначальная идеология бренда была направлена на непонятую, разочарованную молодежь и бесстрашных мятежников. Сам магазин, где бренд зародился, функционировал скорее как панк-клуб с вечеринками, перформансами и периодическим разгоном толпы полицейскими. Бренд переживал несколько новых запусков и волн популярности в разных странах. Периодически бренд сталкивается со скандальными обвинениями в сходстве их логотипа с нацистским орлом. 

Карабинович подошел к переосмыслению этого явления с присущей ему иронией и в этот раз по-партизански. Он использовал метод паразитирования на бренде (как часто вовсе не в художественных целях делают производители в основном в Китае) и изменил смысл бренда, поменяв всего одну букву. 

Фотографии предоставлены художником

Goy (гой) — означает не еврей (не-иудей в иудаизме). И, придерживаясь до конца принципов функционирования fashion-индустрии, он выпустил эти футболки в малом тираже и распространяет через интернет. 

Обнаружив другую неожиданную рифму, которая смешивает совершенно разные культуры, Карабинович выпустил свитшот OY VEY с портретом Шандора Ла-вея (ой-вей — Ла-вей). 

Фотографии предоставлены художником

Ой-вей — известное идишское восклицание, означающее примерно «оох». А Антон Шандор Ла-вей — важный представитель американской треш-культуры, основатель «Церкви Сатаны», идеолог современного сатанизма и автор «Сатанинской библии». 

Так Николай Карабинович сводит в одной работе совершенно разные культуры, как диджей — треки, что не случайно, ведь диджейство является любимым хобби художника.

Художница Леся Хоменко использует традиционный инструмент — живопись, занимается ее переосмыслением. Она одновременно и использует, и опровергает наработки предыдущих поколений живописцев. Например, недавно она решила нарушить все технологии и вместо холста стала использовать бифлекс — сильно тянущуюся ткань, которая в основном используется для танцевальных и спортивных костюмов, купальников. Она пишет человека на бифлексе, а потом, натягивая его на подрамник, искажает фигуру. Эти работы она выставляет не на стенах, а на полу, под углом, натягивает не полностью — демонстрируя, что она чувствует себя свободно с этим материалом. 

Серия «Леся Хоменко и ее школа» 2018. Фотографии предоставлены художницей

Однажды Леся Хоменко в свой день рождения решила сделать перформанс. Она приготовила угощения, позвала гостей. А сестра Леси, дизайнер одежды Яся Хоменко, по заданию Леси пошила ей нарядное платье. Платье переходило в скатерть, покрывающую стол. Так художница и простояла весь вечер, принимая поздравления, но как часть праздничного стола, не имея возможности отойти и присоединиться к вечеринке. 

Перформанс Леси Хоменко «Праздничный стол» Фотография предоставлена художницей

А через несколько лет Яся Хоменко инструментализировала Лесю как художницу. В коллаборации сестер Яся дала задание Лесе нарисовать драпировки (складки ткани). Эти картины стали принтом на ткани, из которой Яся пошила платья. На фотографиях и не разобрать, реальны складки или нарисованы. Здесь сошлись интересы обеих Хоменко. Для Леси — это продолжение исследования границ живописи, а для Яси — эксперимент с присущими ей нотками абсурда. 

Коллаборация Леси Хоменко с брендом _xomenko_

Мода вдохновляется современным искусством, современное искусство вдохновляется модой и использует ее формы и механизмы. Так взаимное наполнение приводит к новым произведениям и направлениям мысли, и делает современную культуру еще более разнообразной. 

Понравилась статья? Оцените:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 4,50 из 5)
Загрузка...
Статьи по теме
Читайте также