Спецпроекты now:

Как это – быть женщиной в киноиндустрии - 143x46Как это – быть женщиной в киноиндустрии - 162x46 Как это – быть женщиной в киноиндустрии - 162x46
Общество

Как это – быть женщиной в киноиндустрии

«Неуверенность в своих силах сидит в самих женщинах», – режиссер Дарья Жук и генпродюсер ОМКФ Юлия Синькевич о мужском и женском в киноиндустрии.

Гендерный дисбаланс, который наблюдается в киноиндустрии, связан не только с историческим подтекстом. Часто женщины сами боятся пробовать свои силы в профессии, уступают должность и не требуют надлежащего. Об этом говорили недавно в Киеве участницы дискуссии «Как это – быть женщиной в киноиндустрии?» – режиссер фильма «Хрусталь» Дарья Жук и генеральный продюсер Одесского международного кинофестиваля Юлия Синькевич. Приводим самые интересные моменты разговора двух представительниц киноиндустрии.

Дарья Жук:

Время от времени я чувствую несколько предвзятое отношение к себе, в том числе и в США (Дарья уже несколько лет живет и работает в Америке – Авт.). Однажды, сидя с продюсером и его ассистентом, я объясняла гениальность сцены из последнего фильма Альфонсо Куарона «Рома». Продюсер меня выслушал, а потом начал заново объяснять то, что я сказала, своему ассистенту, подспудно говоря, что я плохо донесла мысль. Или допустим, ты питчишь фильм, но после тебя опять начинает говорить продюсер, подчеркивая, что его мнение важнее твоего. Тогда ты начинаешь чувствовать себя неуверенно. А вот женщины-продюсеры разговаривают с тобой на равных.

Юлия Синькевич:

Есть распространенное мнение, что существуют мужские или женские профессии. Недавно у меня был разговор с одним режиссером. Мы обсуждали операторов, и была сказана такая фраза: «Я не буду работать с оператором-женщиной принципиально, потому что не верю». Это было сказано даже не глядя на работы. Просто: «Не доверяю, не хочу». Вот это разделение на мужские и женские профессии уже является основой того, что происходит дальше. Чиновники и депутаты, в большинстве своем мужчины, скептически хмурятся, когда спрашивают их мнение по поводу вопроса о гендерном равенстве.

Такая ситуация сложилась из-за исторической памяти. Долгое время женщинам запрещено было учиться, работать, а значит приходить в профессию в принципе. Потребуются годы на то, чтобы это изменить, ведь многое заложено очень глубоко на генетическом уровне. Например, многие скептически относятся к использованию феминитивов, хотя это тоже, в общем-то, результат того, что были «мужские» и «женские» профессии, «мужское» и «женское» дело.

Читайте также: ЧТО ТАКОЕ ФЕМИНИЗМ И ЗАЧЕМ ОН НУЖЕН В XXI ВЕКЕ?

Дарья Жук:

Эту проблему я обнаружила даже сама в себе, когда меня попросили порекомендовать режиссера на параллельный телевизионный проект. Я поняла, что у меня столько прекрасных девушек-режиссеров вокруг. Но внутри все равно была какая-то неуверенность, стоит ли их рекомендовать, ведь «наверное, парень все-таки лучше сделает эту работу». Я как бы подсознательно не до конца верила даже в то, что и я сама могу быть режиссером. Сейчас это уже прошло, но три года назад я задумалась о том, что существует внутреннее предвзятое отношение, сформированное агентом, окружающими людьми. Они вроде и поддерживают тебя, но в том же время говорят: «Ты же понимаешь, что это мужская профессия? Зачем тебе это?».

Юлия Синькевич:

На самом деле Даша права – часто это сидит в нас самих. Лет 5 назад мне в руки попалась книга Шерил Сэндберг. Она член совета директоров Facebook, активная защитница равноправия. И вот она тоже обратила внимание на то, что многое внутри самих женщин – как результат неуверенность. Шерил Сэндберг работала эйчаром и наблюдала огромное количество людей. Часто мужчины, которых взяли на работу несколько месяцев назад, говорили: «Ну все, давайте мне повышение и зарплату побольше. Я все могу, хочу развиваться и вообще мне надо». Обратная ситуация с женщиной. Если она и придет, то будет воспринята как карьеристка и стерва. А если женщине предлагают позицию, на которую она действительно подходит, ее реакция будет: «Ой, я не знаю. Мне надо подумать, подучиться, посоветоваться. А вдруг я не справлюсь, у меня не получится». Соответственно, это сидит внутри.

Проводили показательный эксперимент, который Шерил Сэндберг также описывает в своей книге. Взяли резюме одного человека, но изменили имя на женское и мужское. Две группы экспертов спросили, кого из этих кандидатов они бы взяли на работу и почему. Реакция на «мужское» резюме была такой: «Класс, это отличный специалист. Видно, чего хочет. Естественно, берем». Группа, которой досталось «женское» резюме», посчитала кандидатку карьеристкой, слишком самоуверенной, с неподтвержденными знаниями. В результате оказалось, что настоящее резюме в действительности принадлежало женщине.

Читайте также: НЕ ВТОРОЙ ПОЛ: КНИГИ О ФЕМИНИЗМЕ, КОТОРЫЕ ДОСТОЙНЫ ВАШЕГО ВНИМАНИЯ

Долгие годы я не задумывалась о том, что неуверенность сидит внутри нас самих. Мы всегда подождем, где-то уступим, подумаем «ну да, это мужское дело, может не стоит». Я стала ловить себя на таком и стараться менять свое отношение. Хотя до сих пор во мне есть некое стеснение. Иногда мне сложно сказать прямо, что мне что-то не нравится. Когда мне предложили стать директором ОМКФ, моя реакция была классической: «О боже, вдруг я не справлюсь». Я ночами не спала, переживала. А потом в какой-то момент подумала: «В смысле – не справлюсь? Конечно, справлюсь!». И, кажется, пока справляюсь.

У нас развивающаяся индустрия, поэтому мы многое можем заложить уже сейчас благодаря своей мобильности. Мы все принимаем активное участие в формировании украинской киноиндустрии, в том, какие должны быть правила, процедуры, какое кино должно поддерживаться, как должен быть организован прокат. Если вопросы роли и статуса женщин наравне с мужчинами в киноиндустрии тоже внедрять в стратегические документы и поднимать в профессиональной среде – это открывает для нас много возможностей.




Понравилась статья? Оцените:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...