То ли еще будет: что пластическая хирургия предложит нам завтра

На Марсе обнаружили воду. По китайскому городу Ченкду летает авто Hover Car. Что говорить, если моя бабушка восьмидесяти шести лет звонит мне по видеосвязи – скайпу. Все, о чем так смело мечтали писатели-фантасты, становится явью. Индустрия красоты тоже медленно, но уверенно прогрессирует. Новейшие методики направлены на то, чтобы в один прекрасный день мы смогли полностью контролировать свое здоровье и победить в схватке со временем. Чтобы, приземлившись на той же Красной планете, быть неприлично молодыми и красивыми покорителями Космоса. Но это в далеком будущем. А в ближайшем?

GettyImages-588269285

Меньше травмы, больше «архитектуры лица и тела» – в этом направлении движется сегодня пластическая хирургия. И диктует новые правила – специалист должен уметь играть на опережение: не просто сделать пациентке идеальную грудь, а предсказать, как она будет выглядеть в сочетании с другими частями тела и вести себя через несколько лет. Кстати, маммопластика – на сегодняшний день самая популярная процедура в мире. Пластическая хирургия консервативна, и это прекрасно, потому что страхует нас от применения скороспелых методик.

Однако сегодня она начала использовать и другие косметические технологии. На помощь скальпелю приходят лазер, ультразвук, подкожные нити и инъекции филлеров. Такие комбинации дают более многогранный и долгоиграющий результат.

Павел ДЕНИЩУК, пластический хирург, кандидат медицинских наук, Национальный секретарь Международной ассоциации пластических эстетических хирургов ISAPS, академик Европейской академии искусств, заведующий отделением хирургии клиники «АНА-КОСМО» рассказывает: «Широкое использование приобретает пересадка собственных жировых клеток, обогащенных плазмой крови для коррекции лица, груди и тела».

Когда-то хирурги уже пробовали пересаживать жир, скажем, с бедер и ягодиц в голени. Но он быстро рассасывался. Сейчас, прежде чем ввести жировые клетки в новое место, этот участок обогащают тромбоцитами, и жир приживается.

«Отмечается тенденция к увеличению количества успешных операций по полной пересадке лица, – продолжает Павел Денищук. – Если говорить глобально, то мой прогноз следующий: минимизация травматичности операций, отдаление возраста пациента, который будет обращаться к хирургу, использование робототехники во время оперативных вмешательств, например, с дистанционным управлением и, наконец, применение стволовых клеток для выращивания утраченных частей тела и органов, в том числе кожи с целью омоложения».

То, что использование стволовых клеток в хирургии будет массовым, – не вызывает сомнений. Ведь в наращивании костей они себя проявили хорошо. Однако потребуется время, чтобы окончательно убедиться, что в других частях тела стволовые клетки не спровоцируют онкологию.

КОНТУРНАЯ ПЛАСТИКА
Уходит в прошлое образ охотницы за вечной молодостью, с одутловатым лицом и «перекачанными» губами. В моде гармония. Ботулотоксины и филлеры гиалуроновой кислоты по-прежнему являются основой современной контурной пластики. И если первые препараты остаются неизменными, лишь изредка обрастая мифами (например, что ботокс безопаснее диспорта – на деле же они оба надежны), то категорию филлеров химики неустанно совершенствуют. Была попытка заменить гиалуроновую кислоту гелями на основе водорослей, однако на практике они не оправдали ожиданий.

Александр ТУРКЕВИЧ, дерматовенеролог, онколог, кандидат медицинских наук, доцент ЛНМУ, профессор дерматологии Римского университета Дж. Маркони говорит: «В последнее время на рынке многие компании используют разные маркетинговые ходы, по сути, выдавая старые препараты за новые, лишь поменяв название, либо начинают приписывать средствам мифические свойства: «динамическую коррекцию» и тому подобное. Другие в погоне за клиентами продают препараты, которые не до конца проверены и со временем начинают часто давать осложнения».

Поэтому в интересах пациентов – не торопиться с тестированием эксклюзивных средств, которые зачастую являются синонимами экспериментальных. Эти мыльные пузыри появляются с массированной рекламой и спустя несколько месяцев лопаются, дискредитировав себя.

«Последние тренды эстетической медицины – использование проверенных и безопасных препаратов европейского производства и усовершенствование техник их введения в кожу, – рассказывает Александр Туркевич. – Максимально натуральный результат минимальными количествами – это тенденция последних двух лет. И мне очень лестно, что одними из первых в мире, кто предложил работать именно небольшими количествами препаратов – 1-2 мл за процедуру, были я и мои коллеги Ирина Капшученко, Владлена Аверина, Сергей Хаустов и несколько других специалистов».

Продолжается бум на омоложение с помощью ресурсов собственного организма. PRP-терапия, или инъекции плазмы крови, богатой тромбоцитами, – в медицине не новое слово. Еще в 1970-х она применялась в хирургической практике для заживления ран. Но сегодня кровь пациента проходит более серьезную обработку. В инновационной центрифуге врачи получают плазму, концентрация тромбоцитов в которой превышает нормальную в среднем в пять раз. Ее смешивают с витаминными веществами и вводят в кожу. В результате нормализуются обменные процессы, через месяц мы видим более эластичную и упругую кожу.

Набирает обороты липофилинг – заполнение жиром зон, в которых не хватает объема. О нем уже упоминалось выше. По сути, в распоряжении врачей появился природный нерассасывающийся филлер. Однако жир – субстанция хрупкая, и пока не все научились с ним работать.

Еще один хит, которому пророчат большое будущее, – инъекции фибробластов (SPRS-терапия). Фибробласт – клетка кожи, которая стимулирует выработку коллагена, эластина, гиалуроновой кислоты. В отличие от стволовых клеток, она уже «взрослая», не делится и не во что плохое не превращается. Забор фибробластов у пациента происходит из кусочка кожи за ухом, затем материал отправляется в специальную лабораторию, где из него ученые культивируют новые клетки. Через три-четыре недели рождается 60 миллионов молодых фибробластов, которые и вводят обратно пациенту.

поделиться:

Войти с помощью: