Стиль Жизни

Мастер коллажа: интервью с украинско-датским художником Сергеем Святченко

Старший редактор Елена Заяц узнала у украинско-датского художника Сергея Святченко о том, как он работает над своими лаконичными коллажами, чувствует ли ностальгию по Украине, и почему он так верен мужскому классическому стилю.

1

Из Украины в Данию Святченко переехал в 1990 году – к тому времени он окончил Харьковскую государственную академию дизайна и искусств и аспирантуру Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры, успел поруководить Центром современного искусства в Киеве. Но именно в Дании ему удалось реализовать все грани своего таланта: Сергей одинаково уверенно чувствует себя как в создании абстрактных работ большого формата, так и коллажей, и видео. В начале нулевых он курировал выставки молодых талантливых фотографов и художников, а в 2009-м основал собственный фотографический арт-проект Close Up and Private – сайт и печатное периодическое издание, фокус которого – на современном прочтении классического мужского стиля в одежде. Святченко даже прописал собственные правила этикета для нынешнего денди, в которые входят обязательное ношение очков Ray-Ban и регулярное прослушивание The Beatles. Работы Сергея выставлялись по обе стороны океана и появлялись в изданиях Dazed & Confused, AnOther Magazine, Elephant, Hunter, Nowness и многих других. Британский критик в области визуального искусства Рик Пойнор в предисловии к книге «Сергей Святченко. Коллажи» (Sergei Sviatchenko: Collages, 2015) назвал Святченко одним из самых значительных коллажистов современности.

Сергей, в интервью я прочитала, что вы собираете коллажи вручную, а не делаете их на компьютере. Почему вы предпочитаете традиционный способ? Ведь материала для коллажей онлайн гораздо больше.

Я начинал во времена до «онлайн», в середине 80-х, и это естественный и предпочтительный процесс работы для меня и сегодня. Так как элементы для коллажей у меня собраны в папки (а этому предшествовал долгий, отчасти монотонный труд по созданию особенного, продуманного канта), это стало особенным ритуалом для меня – сознательно-бессознательный просмотр материала для работы.

2

Вы говорили, что на создание коллажей вас вдохновляли Родченко, художники-сюрреалисты. Подчиняется ли  сделанное вами какой-то определенной строгой логике? Всегда ли вы ищете баланс между элементами коллажа или допускаете диссонанс – как вызов зрителю?

Я согласен с написанным однажды о моих коллажах – что они подчиняются логике снов, где все возможно на основе когда-то увиденного и пережитого. И баланс композиции, и элемент удивления зрителя всегда присутствуют в моем сознании художника – как постоянная составляющая моего монолога. К счастью, иногда перерастающего в общение  со зрителем во время выставок или мастер-классов.

Человеку непосвященному может показаться, что создать коллаж очень легко – соединить минимум элементов, как это делаете вы, и вуаля – все готово…

Да, сейчас уже легко! Если прибавить к этому почти 40 лет работы с архитектурой, средствами визуальной информации, живописью, фильмами и инсталляциями.

[metaslider id=24995]

Менялась ли ваша техника коллажа со временем?

Техника не менялась, а вот серии, над которыми я работал и работаю, конечно, отличаются друг от друга. Например, Less, над которой я трудился на протяжении многих лет: работы в ней состоят всего лишь из двух-трех элементов, парящих на вызывающе ярком фоне.  Именно эта серия, начатая в 2004 году, принесла мне международное признание и публиковалась во многих журналах по всему миру.

Ювелирный дом Cartier, увидев ваши  работы в журнале Stiletto, пригласили вас создать коллажи для юбилейного издания All About Cartier Diamonds, рассказывающего самые яркие моменты в долгой истории бриллиантов Cartier…

Изучив мое творчество, они остановились на серии работ Less, предложив мне создать в этом же стиле серию коллажей «Грани». Все пять работ отличает строгая минимализация процесса отбора изображений, которые состоят всего из двух элементов, парящих на фоне неба. Работая над «Гранями», я, прежде всего, ставил перед собой задачу передать безвременность украшений Cartier, их элегантность и классический дизайн. Фрагменты рук, губ, гладкие волосы, черный цвет платья и даже антиквар, сидящий на стуле, – все эти элементы, соединенные композиционно с украшениями, создали запоминающийся и провокационный визуальный ряд, который удовлетворил Cartier. Работая над серией, я был абсолютно свободен в художественном выражении и подаче материала, но также  понимал, что Cartier уже приняли решение, какими именно они хотели бы видеть эти работы. Я был очень рад, что наши эстетические взгляды совпали.

[metaslider id=25000]

Как изменились ваши чувства по отношению к Украине с того времени, как вы покинули страну в 1990-м? Ваш менталитет с переездом в Данию стал кардинально иным?

Украина стала независимой уже после переезда в Данию, и хотя это событие было желаемым, но много лет ушло на изучение этой страны, процесс «вживания». Дания – чудесная, мне как гостю ее легко было полюбить. А сейчас, после 25 лет здесь – это моя страна, страна наших детей. Чувства к Украине как к новому европейскому государству появились лет 12 назад, когда сформировалась собственная идентичность иммигранта с географическими корнями в Украине, а культурными – в Советском Союзе.

В вашей биографии сказано, что вы работали и с большими формами – абстрактными картинами, муралами. А что сейчас?

Я продолжаю этим заниматься. Если говорить о моей абстрактной живописи, то я выполнил ряд интересных монументальных работ в разных локациях: штаб-квартире Nokia в Копенгагене, новом офисе Jyske Bank в Сильгеборге, здании фирмы Danisco в китайском Куншане. Большие коллажные инсталляции в помещении датской бизнес-академии Tradium, например, позволили мне воплотить в жизнь теоретические исследования моей диссертации «Средства визуальной информации в архитектуре», основная тема которой касалась интеграции монументального искусства в различные конструктивные элементы зданий с целью создать новое восприятие архитектуры.

Одна из ваших выставок была посвящена Андрею Тарковскому. Что в его творчестве вам близко?

Отправной точкой для работы над выставкой Mirror by Mirror стал фильм Андрея Тарковского «Зеркало». Я впервые увидел его в маленьком кинотеатре, будучи студентом Харьковского архитектурного института, и проникся структурой, эстетикой и символикой «Зеркала». Эта лента стала эстетическим вдохновением для всей моей творческой жизни.

Выставка же Mirror by Mirror – это фотомуралы, серия коллажей и короткометражный фильм с таким же названием, который занял первое место на международном конкурсе экспериментального короткометражного кино в городе Лукка, Италия, в 2013 году под председательством  Питера Гринуэя.  Выставка имела большой успех в Дании, Германии, Ирландии, России, Латвии. В работе над коллажами к этой выставке я попытался спроектировать и очертить границы фрагментов личных, бессознательных и существующих, показать важность чувственных вспышек, которые питают наше цельное восприятие образов. В июне 2008 года я поехал в Москву, чтобы встретиться с Мариной Тарковской, сестрой кинорежиссера и автором ряда книг о нем. Это событие имело большое значение для меня. Марина Арсеньевна написала замечательное вступительное слово к выставочному каталогу и даже участвовала в выборе некоторых коллажей, представленных в проекте.

Вы организовали арт-пространство Senko Studio, где курировали выставки начинающих художников и фотографов. Для вас важно держать связь с молодым поколением?

Решение открыть выставочное пространство в Виборге – городе, где я живу, родилось из желания предоставить возможность общения между зрителями и художниками. Под общением я не подразумеваю прямой диалог, оно может строиться на таких завершенных «сообщениях», как выставка, инсталляция или фильм. Этим я и занимался в Senko Studio на протяжении семи лет. Субъективный отбор участников позволял, в свою очередь, демонстрировать мои предпочтения в современном искусстве и таким образом удовлетворять мои потребности в общении. Художник – профессия одинокая.

Откуда у вас взялась тяга к элегантности, к ношению мужского костюма как особому коду денди (вы назвали это этикетом современного классициста)? Это своего рода ностальгия по идеальным временам, когда гендерные роли не были еще настолько размыты, и джентльмен был джентльменом, а не парнем в мятой футболке и джинсах? Или некий statement, который вы пытаетесь донести обществу?

Я всегда интересовался одеждой как отражением времени, культуры, связи поколений. Сознательно использую слово «одежда», а  не мода. Одежда – это необходимость, стиль и современные тенденции. То, как мы выглядим ежедневно, – важно. Close Up And Private – один из моих художественных фотопроектов. Очень забавно, что снимки молодого человека в предметах мужского гардероба (обычного, классического) и демонстрация различных цветовых комбинаций в одежде привлекли такое внимание в мире. Может быть, отчасти потому, что я ставил перед собой задачу изменить подход к модной фотографии, используя художественные принципы, которые я применяю в коллажах: баланс композиции, элемент удивления, юмор и жесткий минимум используемых элементов. Ностальгии не было, и времен идеальных не бывает, есть «наше время», которое я решил заполнить, во-первых, общением с сыном, а во-вторых, создать фотографические образы, отвечающие моим представлениям о стиле, который является своеобразным отражением наших желаний, воспитания, иногда образования.

Насколько можно быть креативным в рамках классического мужского стиля, который вы транслируете?

Мне кажется, важнее быть творческим в жизни, интересующимся и небезразличным. Забыть, что кто-то видит или увидит тебя. Главное, что ты думаешь и делаешь. Найти себя – и вопрос «что надеть?» будет навсегда решен.

В ваших видео для проекта Close Up And Private также присутствуют элементы коллажа. Вы нашли родственную душу в аниматоре и режиссере Норику Окаку?

Да, безусловно! Мы встретились в июле 2010 года, когда Норико получила приглашение от анимационной студии в Виборге. Уже при первой встрече мы поняли, что у нас общее понимание магии коллажного искусства, и это, естественно, побудило нас к сотрудничеству. С 2014-го мы работаем как творческий дуэт (Nowandtomorrow.tv) и сейчас заняты седьмым совместным проектом – экспериментальным анимационным документальным фильмом «Марина и Александр».

Вы передали свои «коды элегантности» сыну, футболисту Эрику Святченко? Спортсмены обычно далеки от творчества, но у вас в семье получается довольно уникальная ситуация…

Спортсмен использует свое тело как инструмент в достижении успеха. От правильно принятых решений касательно физической и ментальной тренировки, питания, отдыха зависит индивидуальный результат, а в случае футбола – и коллективный. Я уверен, все это творческий процесс. Я не разделяю функции отца и художника, для меня всегда было важным посвящать детей во все составляющие моей работы, в том числе показать им важность трудолюбия, которое необходимо во всем, чем мы занимаемся в жизни.

7

Какой важный вопрос я забыла вам задать?

Вероятно, вопрос о моих планах на ближайшее будущее. В конце января я принимаю участие в одной из ведущих выставок фотоискусства в Лос-Анджелесе. В феврале меня ждет монтаж фотомурала InsideOutside – результата совместной работы со студентами. В апреле – снова в Калифорнии – участие в групповой  выставке в рамках месяца фотографии в Лос-Анджелесе. В сентябре в Вене наш творческий дуэт Now&Tomorrow создаст инсталляцию для специального выставочного пространства международного журнала фотографии и медиаискусства EIKON в MuseumsQuartier. А вторая половина 2016 года будет посвящена новому номеру журнала Close Up And Private.

8

Понравилась статья? Оцените:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Еще нет аккаунта? Регистрация


Вход

Забыли пароль?

Уже есть аккаунт? Вход


Регистрация