Спецпроекты now:

Интервью с фронтменом Nothing But Thieves о музыкальной интуиции, страхах и УкраинеИнтервью с фронтменом Nothing But Thieves о музыкальной интуиции, страхах и УкраинеИнтервью с фронтменом Nothing But Thieves о музыкальной интуиции, страхах и Украине
Интервью с фронтменом Nothing But Thieves о музыкальной интуиции, страхах и Украине
Селебрити

Интервью с фронтменом Nothing But Thieves о музыкальной интуиции, страхах и Украине

Конор Мейсон - фронтмен британской группы Nothing But Thieves (Sony Music Entertainment) - рассказал нам о том, как пандемия сказалась на его жизненном укладе, о проблемах с ментальным здоровьем и радости от созидания и творения. 

 

 

— В Википедии вас называют альтернативной рок-группой. А какое обозначение вы бы дали сами себе?

 

 

— Я не думаю, что мы когда-либо маркировали себя как что-либо. У каждого из нас такие эклектичные вкусы в музыке, что это просто кипит до точки плавления и рождает то, чем является Nothing But Thieves. Но Nothing But Thieves не знают, что это такое, — это меняется в зависимости от песни. Нам скучно, когда группы придерживаются звучания, в котором они чувствуют себя комфортно. Но я думаю, что альтернатива охватывает большую часть рока. Поэтому пусть будет так. Или, например, «группа, формально известная как группа».

 

 

— За творчеством каких музыкантов и музыкальных групп вы следите и кого считаете пророком в мире музыки?

 

 

— О, хм, это сложно. В старые добрые времена я бы сказать, что Джони Митчелл, Боуи, Ник Кейв, Ник Дрэйк — те, кто меняет правила написания песен. В современном мире это должен быть Radiohead — ни у кого не хватило смелости делать то, что они делают, и не заботиться о критике. Они просто есть. Все остальные же играют в догонялки или копируют их.

 

 

— Чего в творчестве вы боитесь больше всего?

 

 

— Единственное, чего я боюсь, так это того, что нам не нравится то, что мы пишем. Но если бы нам нравилось, тогда бы мы не записали наши песни. Пока это трогает нас, есть надежда, что это трогает кого-то еще где-то еще.

 

 

 

 

— Считаете ли вы, что для музыканта важна интуиция?

 

 

— Определенно, полагаясь на чувство и инстинкт помимо «того, что вы думаете, будет продаваться, или того, что вы думаете, понравится людям» — это наше все. Как я уже говорил ранее, это должно тронуть нас, стать частью нашей семьи, прежде чем быть записанным. 

 

 

— Бывает ли у вас чувство, что вы исчерпали себя и нуждаетесь в перезагрузке?

 

 

— Постоянно. Вот почему локдаун пошел мне на пользу. Я чувствовал себя очень расслабленным и креативным, готовым гастролировать в течение трех лет! Вы должны научиться любить себя, быть в одиночестве и замедляться.

 

 

Никто не может оставаться в безопасности и быть счастливым на полной скорости.

 

 

— Нам всем важно найти источник энергии, которой можно подпитываться в сложные периоды. Есть ли у вас такой источник или, возможно, место силы, дающее заряд энергии?

 

 

— Да, недавно я углубился в духовное познание себя. Я чувствовал себя более присутствующим в моменте, когда был один, и это подарило мне новый взгляд на жизнь, новый драйв. И это не имеет ничего общего с группой, деньгами или успехом. Это просто мир и удовлетворение. Когда вам ничего не нужно, все становится приятным бонусом.

 

 

 

 

 

 

— Что в популярности раздражает вас больше всего? А что больше всего нравится?

 

 

— Честно говоря, я не могу воспринимать эти вопросы всерьез. Я не считаю себя знаменитым или популярным. Я — это просто я, и я просто счастлив делать то, что люблю. Это лучше, чем «настоящая работа». Слава и популярность — вещи, которых я даже не распознаю, поэтому, думаю, я позволю себе это пережить.

 

 

— Думаю, что не ошибусь, если скажу, что люди всегда просят спеть Amsterdam и Broken Machine. А какую песню/песни вы бы сами хотели исполнить на бис?

 

 

— Несколько песен с нового альбома! Но с точки зрения старых вещей, мне также важно достигать высокого уровня.

 

 

— В 2016 году вы впервые выступили в Украине. Какие впечатления остались от этого посещения?

 

 

— Я думаю, что украинцы прекрасны. Дружелюбный и теплый, вежливый и удивительный народ. Я очень люблю играть в Киеве и Львове. Не могу дождаться, чтобы вернуться!

 

 

— Вы присоединились к кампании, которая поддерживает людей с ментальными расстройствами. Как можете описать этот опыт?

 

 

— Я считаю, что это так же просто, как желание протянуть руку, если у меня есть возможность. Я прошел через это, и я все еще борюсь, мой разум иногда обманывает меня. Будучи в состоянии поделиться своим опытом, я чувствую, что помогаю людям не ощущать себя одиноким в этой борьбе. Я знаю, что это, безусловно, помогло мне.

 

— Считаете ли вы, что творчество должно нести определенный посыл? Если да, то какой он у вас?

 

 

— Личное творчество должно быть продолжением вас. Nothing But Thieves пишет музыку для Nothing But Thieves. Если это кому-то нравится, то это бонус. Я чувствую, что пока это искренне, честно и правдиво, ты не ошибешься.

 

 

И традиционный плейлист от героев:

 

 

The magician — Andy Shauf

 

 

 

The upswing — Bell X1

 

 

Dustry Trails — Lucius

 

 

 

I think of you — Rodriguez

 

 

 

I don’t belong — Fontaine’s DC

 

 

 

Nancy from now on — Father John misty

 

 

 

Picture in a frame — Tom Waits

 

 

 

Hot Dreams — Timber Timbre