Спецпроекты now:

Про глагол и про тире: смешные (и грустные) истории редакции о школе - 184x88 Про глагол и про тире: смешные (и грустные) истории редакции о школе - 162x46 Про глагол и про тире: смешные (и грустные) истории редакции о школе - 166x44
Про глагол и про тире: смешные (и грустные) истории редакции о школе
Стиль Жизни

Про глагол и про тире: смешные (и грустные) истории редакции о школе

1 сентября... У нас этот день тесно связан с пышными бантами и колючими гольфами, строгой учительницей и беззубыми одноклассниками, тяжелым ранцем и неудобной партой. А еще - прощанием с раздольной жизнью. Да и не только с этим! Вспоминаем самые смешные, а порой и грустные истории из школьной жизни. 

 

 

 

Лена, заместитель главного редактора Marie Claire 

 

 

Несмотря на то, что я была отличницей, у меня все было не так хорошо с чувством такта, а позже и с поведением. В четвертом классе я в лучших традициях Гермионы Грейджер могла себе позволить исправлять классного руководителя и доказывать, что он не прав. К моему счастью, он вполне нормально это воспринимал, поскольку был молодым энтузиастом, только что выпустившимся из института и позволял нам называть его просто по имени – Саша. От его рвения начальство нередко бросало в пот – как-то на школьном конкурсе песни Саша подговорил нас исполнить гимн кубинских революционеров на испанском. Мы выкрикивали незнакомые слова в унисон и потрясали кулаками – руководство школы, наверное, было близко к обмороку. В другой раз они сделали Саше замечание, что его новая прическа (он сделал завивку и покрасился в рыжий цвет, человек искал себя) не соответствует статусу преподавателя. На следующий день наш классный руководитель пришел на работу… лысым. Самая горячая новость дня в школе! 

 

Вообще, школьная жизнь в моей памяти осталась чередой каких-то нелепостей. Однажды я повредила мизинец на ноге, он распух и еле влез в обувь, а на следующий день у нас был общешкольный аврал, когда нужно было тренировать действия в случае радиационной атаки. Нас построили на стадионе, а потом в противогазах заставили бежать в класс. Естественно, что я доковыляла последней, еле стащила с себя противогаз, и тут физрук как хлопнет меня по плечу и неожиданно заорет: “Ты заражена!” Очень хотелось стукнуть его в ответ. 

 

А когда уже в старших классах нас делили согласно специализации, кому-то в голову пришла “гениальная” идея. Всех умных собрали в “А” классе, всех троечников и неуспевающих почему-то определили в лингвистический класс (мне туда запретили идти, хотя любовью к математике и точным наукам я явно не горела). Так вот, пока лингвистический класс запоем читал Булгакова и заметно подтянул успеваемость благодаря их гениальной классной руководительнице, которой было не плевать на детей, наш класс на глазах деградировал. Один одноклассник как-то утром посыпал все парты и подоконники содой, будто это белый снег, второй залезал с ногами на первую парту и, как с трибуны, начинал вещать важные исторические факты, мы с подружкой вместо уроков катались на скейтах, а на литературе из-под парты вместо программы читали что-то самое безобидное из Маркиза де Сада. Когда класс окончательно обнаглел и перестал в полном составе систематически пропускать уроки, от нас отказалась классная руководительница, а директор в субботу вызвал на “разговор”. Окончилось это все выпускным, на котором мой одноклассник поставил директору под глазом фингал – надо сказать, по делу. Вот такие веселые школьные истории.

 

 

 

 

Вика, главный редактор сайта Marie Claire 

 

 

Моя страсть к котам родом из детства. Но однажды эти милые пушистые создания едва не стоили мне красных полос от ремня на том самом месте, которое больше всего страдает за годы учебы. В те незапамятные времена мы вместе с подругой Верочкой так торопились в школу, что пришли раньше всех. Пустой холл и только охранник с кустистыми бровями, которые при виде двух мнущихся шмакодявок сошлись в одну линию и стали еще более устрашающими. Мы с Верочкой подумали, что провести еще полчаса в такой компании — не лучшее занятие. Тогда в светлую голову моей подружки пришла гениальная идея: «Слушай, Витка, а у меня Муся вот на днях родила котят, пойдем ко мне, глянешь!» Надо сделать небольшое отступление и объяснить, что Верочка жила в частном секторе, далеко от школы, но это нас не испугало — целых полчаса до урока! Справимся! Мы, минуя тяжелый взгляд охранника, выскользнули из школы и отправились в гости к Верочке. 

 

 

Дома у подружки было тепло, светло и пахло сдобой. Мы быстро скинули туфли, зашвырнули в дальний угол рюкзаки и побежали к вальяжной Мусе, которая терпеливо ждала, пока ее дети перестанут толкаться и тыкаться холодными носами в брюхо. Верка авторитетно заявила, что кот с черным ухом принадлежит ей, а мне разрешила выбирать между блондином в темные пятна и рыжим, который будто был из другого помета. Я выбрала обоих, и игра началась. Мы придумывали им разные забавные клички, гладили и чесали шейку, отбивались от грозной Муси, которой было достаточно и своих шалопаев, а тут еще и мы. Потом мы пошли подкрепиться сдобными булками с маслом, вареньем и чаем. И так незаметно пролетел день. Наше прекрасное времяпрепровождение могло бы продолжаться еще дольше, но в дом влетела растрепанная мама Верочки и наградила нас парочкой подзатыльников. Как оказалось, пока мы игрались с котятами и чаевничали, наши родители с ног сбились в поисках своих чад. Учителя только пожимали плечами, мол, в школу девочки не приходили, а охранник и знать не знал, что мы — это мы, и ищут именно нас! К счастью, мама Верочки предположила, что ее ненаглядное дитя может быть дома. В общем, такой злой свою маму я не видела ни до, ни после этой истории. Но сейчас, спустя годы, я понимаю, что в ее глазах стояли слезы не от злости, а от радости. 

 

 

 

 

Оля, редактор Marie Claire

 

 

Если в старших классах первое сентября и сам учебный процесс были для меня чуть ли не каторгой (а для кого не были, правда?), то в детстве школа казалась сказочным местом. Там интересно, учат новому, а общение со сверстниками — идеальное времяпровождение. 

 

 

Когда мой старший брат пошел в первый класс, я знала, что ровно через год меня ожидает та же участь. Помню, мечтала, когда настанет этот день и просила маму найти мне лучшую учительницу. Тогда казалось, что мама может решить все проблемы и даже подобрать учителей на свое усмотрение. 

 

 

Мой мозг почему-то удалил все воспоминания и о первой линейке, и знакомстве с новыми одноклассниками, и впечатлениях от нового жизненного этапа. Но первые несколько лет школы, класса так до четвертого, казались очень даже сносными. Действительно, мы только и делали, что учили цифры, буквы, рисовали и рассказывали, кем хотим стать, когда вырастем. 

 

 

Мои мечты были банальными и когда нам дали задание нарисовать профессию, которую хотим освоить, я сказала, что буду учительницей. Но, если честно, то мой выбор можно объяснить тем, что человека в костюме и с указкой возле доски нарисовать проще всего. Зачем усложнять себе жизнь, если можно выбрать легкий путь? Сейчас у меня другая философия и для достижения целей я прилагаю больше усилий, но детская версия меня, бесспорно, была более находчивой.

 

 

 

 

Лиза, редактор Marie Claire 

 

 

Это был выпускной в девятом классе. Переломный момент, когда кто-то из одноклассников уже уйдет во взрослую жизнь, а кто-то еще останется с тобой учиться два года. И, как каждой девочке, мне хотелось быть в этот день просто сногсшибательной. Платье, прическа, макияж и (по такому-то случаю!) мама разрешила бы в первый раз обуть туфли на каблуке. Но здесь мои ожидания рухнули.

 

 

За месяц до экзаменов и выпускного я сломала ногу. Разрисованный друзьями гипс, правда, украшал мой внешний вид, но не так, как хотелось. И тут случилось чудо, как мне тогда казалось. Я выпросила у доктора снять гипс за день до выпускного. И вот стою я такая вся в бежевом платье, с красивой прической и макияжем, в туфлях на плоском ходу и с синей ногой под цвет глаз. Не знаю, стала ли я «звездой» вечера, но уж точно запомнилась своим одноклассникам! Даже тогда, в подростковом возрасте, мне казалось эта ситуация забавной, а сейчас уж тем более.

 

 

 

 

Іра, менеджер проектів

(якщо що — Іра зправа)

 

 

Весь сюжет погано пам’ятаю, але знаю, що своїх однокласників побачила перший раз на 1 вересня, так само як і вчительку. Нас усіх зібрали в класі (батьків та дітей), але на лінійку ми відправились окремо, її проводили на стадіоні біля школи. Батьки пішли швидше, ми ж з класом дружною шеренгою пішли за вчителем. Пам’ятаю, у мене був великий букет, два бантики та дивна зачіска. Букет мені було фізично важко нести, але я дуже старалась тримати його рівно. Не пам’ятаю, в який момент я зрозуміла, що йду не з тим класом, як тут до мене підходить “чужа” вчителька і запитує, з якого я класу. Відповісти їй я не могла і у мене почалась паніка — знаю, що перший, а букву забула… “Чужа вчителька” мені показала, де саме стоять першачки, я направилась туди… але, на жаль, ані вчителя, ані однокласників знайти не могла, бо нікого з них не знала. Оскільки я жила близько від школи, нічого розумнішого, ніж просто піти додому, я не придумала. Прийшла додому зі сльозами на очах, з тим самим великим букетом у руці. Ось так вийшло, що свій перший урок я прогуляла.